Пятница, 9 апреля, 2021

Концепция развития крымскотатарского языка: суть, цели и планы

Must Read

7 апреля Кабинет Министров Украины утвердил Концепцию развития крымскотатарского языка. Пару дней уйдет на редакторские правки в Секретариате КМУ, после чего распоряжение будет опубликовано и документ вступит в силу.

Это действительно прорыв и глобальная победа в самом чистом виде. Прежде, чем описать суть, для понимания контекста сделаю ряд формальных ремарок.

Об этом пишет эксперт Алексей Копытько на страницах информационно-аналитического ресурса ФЛОТ2017.

Точка формальной траектории.

Процесс, который сегодня привёл к утверждению Концепции, был запущен в конце июля 2020 года волевым решением вице-премьера Алексея Резникова. Волевым – потому что на тот момент системная работа по развитию крымскотатарского языка ничем не была предусмотрена. Ни одним руководящим документом.

Мало того, что нужно было выстроить процесс и создать документ. Надо было обосновать и отстоять само право заниматься этой работой. Это удалось только благодаря личной позиции вице-премьера Резникова.

С самого начала Концепция рассматривалась Министерством реинтеграции как подготовительный этап к разработке Стратегии развития крымскотатарского языка на 10 лет (где будут раскрыты цели, этапы и механизмы их достижения) и Плана её реализации (перечень конкретных проектов и бюджет).

Занявшись этой задачей, мы пришли к выводу, что сходу написать качественную Стратегию не получится. Потому что у части тех, кто должен быть вовлечён в её реализацию, вообще нет понимания, зачем это нужно. И не потому, что кто-то плохой или не хочет. Просто было необходимо спокойно всё разъяснить.

Также надо было осуществить детальный анализ ресурсов, кадров, проблемных зон. Например, разобраться, как мы взаимодействуем с Крымом? К тому же до разработки Стратегии и превращения её в систему чётких целей надо было найти политические решения по ряду дискуссионных позиций, которые обсуждаются 30 лет.

В августе – сентябре 2020 года офисом вице-премьера и Минреинтеграции была проведена серия консультаций с Меджлисом крымскотатарского народа, экспертами, в т.ч. – из Крыма, после чего был разработал первый драфт Концепции. В октябре он был разослан на ознакомление заинтересованным структурам. Мы планировали в ноябре – декабре провести серию мозговых штурмов, но ковид внёс свои коррективы, поэтому «штурмовали» дистанционно.

В январе 2021 года проект Концепции был опубликован для официальных электронных консультаций, а также разослан на согласование профильным органам власти.

Параллельно вместе с командой Представительства Президента в АРК инициировали разработку тематического Указа Президента, поскольку была необходимость в политических решениях по ряду вопросов. Один из них – на основе какой графики развивать крымскотатарский язык: кириллицы или латиницы?

Президент не просто поддержал эту работу – задачи по развитию крымскотатарского языка были «зашиты» в Указ № 78 от 26.02.2021 наравне с Крымской платформой и Стратегией деоккупации и реинтеграции Крыма и Севастополя. Кроме политического решения, что крымскотатарский язык будет официально переведён на латиницу, в Указе поставлена задача в течение 6 месяцев разработать Стратегию развития крымскотатарского языка.

Указание сроков – это огромная помощь. Тут дело не в саммите «Крымской платформы» (просто совпало по времени). Дело в том, что ещё в 2019 г. на уровне ООН было принято решение определить период 2022-2032 гг. как Международное десятилетия языков коренных народов. Крайне важно уже в бюджет на 2022 год заложить ресурсы на эту работу. Иначе всё ограничится благими пожеланиями.

Поскольку вопросы развития языка относятся к компетенции разных ведомств, необходимо, чтобы все они в своих планах на 2022 год отразили эту задачу. А планирование запускается как раз летом.

Требование Указа Президента разработать Стратегию к августу даёт возможность всем включиться в планирование не «в режиме пожара», а заблаговременно. И есть шанс, что Украина безупречно подготовится к Международному десятилетию – у нас будет качественная Стратегия на 10 лет, обеспеченная ресурсами.

По итогам согласований в Концепцию были внесены небольшие правки и сегодня она была принята Кабмином именно как один из первоочередных шагов в исполнение Указа Президента и как стартовый этап разработки Стратегии. Что важно – 19 апреля начинается сессия Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов. И Украине уже будет о чем рассказать.

Что будет дальше?

Минреинтеграции уже провело консультации с Меджлисом, профильными институтами НАНУ и вузами, где преподают крымскотатарский язык, по поводу того, какой вариант алфавита поместить в основу решения о переводе на латинскую графику. Через короткое время будет разработан и запущен на согласование проект решения КМУ по этому поводу.

Т.е., через пару месяцев латинская графика для крымскотатарского языка должна быть утверждена. Для справки: Курултай инициировал переход на латиницу летом 1991 года. Ровно 30 лет назад.

Также в ближайшее время будет запущен процесс консультаций с целью написания Стратегии. Согласованный текст и План реализации которой должен быть представлен Кабмину до 2 августа.

В завершение формальной части хочу особо поблагодарить госсекретаря Минреинтеграции Константина Ващенко, который после урядового комитета, состоявшегося 1 апреля, сделал всё возможное для стремительной подготовки проекта документа к заседанию правительства.

Также хочу подчеркнуть командную работу офиса вице-премьера (на площадке КМУ) и Минреинтеграции. К решению данной задачи, помимо самого Алексея Резникова, на своих участках подключались 4 заместителя министра. Что обеспечивает максимально динамичное движение и позволяет выдерживать график. Если бы этого не было – не было бы никаких шансов оказаться даже в нынешней точке.

Теперь о сути. Что самого важного?

Во-первых. Самое-самое: в основу работы с языком положен концепт «крымскотатарский – как украинский тюркский».

Его суть в том, что ревитализация языка – это самодостаточная благородная задача. Это потребность коренного народа, его конституционное право и обязанность государства обеспечить реализацию этого права. Но если подходить к этому вопросу только в таком ракурсе – мало что выйдет. Просто потому, что слишком мало людей, которые достаточно внутренне мотивированы этим заниматься. Это реалии.

Но есть ракурс, который мы просто не осознаём в полной мере.

Крымскотатарский – это универсальный тюркский язык, который благодаря своей структуре даёт возможность свободно общаться с разными тюрками — и с казахами (кипчакская группа), и с турками (огузская группа). А также с азербайджанцами, узбеками, туркменами, не говоря уже о казанских татарах и т.д. Это огромные возможности для Украины, для каждого украинца. Для сравнения: русский язык – это порядка 230 млн. человек, тюркские языки – это порядка 170-180 млн. Сопоставимое число. Учитывая языковую динамику – одинаковое. Это наши стратегические партнеры и перспективные рынки.

Любой турист подтвердит, что пара слов на турецком может сэкономить несколько лир на базаре. Если смотреть на макропоказатели, то инвестиции страны в развития языка моментально окупятся за счет повышения интенсивности контактов с партнерами. Знать крымскотатарский язык на базовом уровне (А1-А2) просто ВЫГОДНО, а изучить – не так трудно. Но чтобы это сработало, обучение должно быть доступным и комфортным для всех граждан Украины.

Стратегия должна выстроить такую систему. И под мотивацию сохранения языка коренного народа, и под мотивацию использования возможностей для всех граждан.

Во-вторых. Для проектирования Стратегии и последующей оценки её эффективности будут использованы не стандартные бюрократические шаблоны (расширить-повысить-углубить), а комплекс критериев ЮНЕСКО для оценки состояния языков, находящихся под угрозой. Это детальная методология (25 страниц текста), которая позволяет охватить все ключевые компоненты и объективно оценить – мы избрали верное направление, действительно ли нам удаётся сделать положение языка более безопасным?

В-третьих. Поскольку основная масса носителей языка находится на территории временно оккупированного Россией Крыма, активность будет заточена на результаты, которые должны иметь цифровое и онлайн-выражение, а также на другие формы укрепления связей.

В-четвертых. Стратегия не зависнет в воздухе. Для координации работы в её рамках будет создан инструмент – Национальная комиссия по вопросам крымскотатарского языка (как совещательный орган при Кабмине). Её главная задача – не указывать органам власти, учёным и университетам, что и как творить, а обеспечить синергию и сделать совместную активность целе-направленной. Буквально – направленной на конкретные цели.

Например, есть цель – создать условия для изучения языка дошкольниками, малышами от 0 до 6 лет. Комиссия призвана скоординировать: вертикаль системы образования должна создать методики и учебные пособия, обучить педагогов, при необходимости – открыть группы в садиках; культинформполитика должна через свои механизмы (Госкино, УИК, УКФ и др.) поддержать создание продуктов, работу негосударственных структур, Минреинтеграции должно поддержать вещателей контента для детей, молодьспорт и минсоц должны задействовать свой инструментарий и т.д.

Чтобы не только педагог, но и любой родитель на расстоянии вытянутой руки имел всё необходимое для обучения своего чада родному языку. Чтобы возникло подобие языковой среды, насколько это возможно.

В-пятых. О латинице я упомянул. Нюанс в том, что в России все национальные языки функционируют на основе кириллицы. И в оккупированном Крыму будет использоваться кириллица. Но уже давно и всесторонне обосновано, почему латиница для крымскотатарского языка (как и других тюркских) подходит лучше. Тенденция после 1991 года предельно наглядна – на латиницу перешли Туркменистан и Азербайджан, Казахстан – в процессе перехода, Узбекистан добавил латиницу в качестве обязательной графики.

Официально в Украине до сих пор применяется кириллица, на ней печатаются учебники. Более того – используется российский вариант кириллицы (с буквами Ы, твёрдым знаком и т.д.). Хотя в неформальном образовании и всём, что связано с интернетом, доминирует латиница. После официального перехода на латиницу часть крымской аудитории (особенно – молодёжь), а также диаспоры в западных странах, будут ориентированы на украинскую повестку.

В-шестых. Большие усилия планируется вложить в создание инфраструктуры языка – словарей, стандартов, учебников. А также в научные исследования и подготовку кадров, с постепенной институционализацией и расширением сфер использования.

Опыт других стран подсказывает, что для сохранения и развития языка нужно выстроить вертикаль от колыбели до возможности получения высшего образования на языке коренного народа. Этот путь можно пройти. Но он неблизкий. Главное – действовать последовательно. Если воплотить большую часть замыслов, которые можно превратить в осязаемые проекты уже сейчас, то через 5-7 лет могут открыться горизонты, которые в данный момент неочевидны или воспринимаются как нечто нереалистичное.

Например, логичной выглядит инициатива постепенно ввести знание крымскотатарского языка в качестве квалификационного требования для занятия определённых должностей в «крымских» органах власти. Но это должно быть подготовленное решение с реалистичными сроками. Тогда оно будет воплощено. Иначе останется лозунгом.


Не дожидаясь написания Стратегии, мы уже начали работу. Через две недели Минреинтеграции анонсирует красивый проект, который даст очень прикладной измеримый результат, одновременно сработает и на стратегическую цель ревитализации языка, и на реальное вовлечение людей из Крыма.

Я могу ещё много написать о замыслах, но лучше я буду писать о результатах.

А пока хочу еще раз поблагодарить всех, кто принимал участие в работе над Концепцией. Основная наша с вами работа ещё впереди.

Источник: ФЛОТ2017

Лента

Концепция развития крымскотатарского языка: суть, цели и планы

7 апреля Кабинет Министров Украины утвердил Концепцию развития крымскотатарского языка. Пару дней уйдет на редакторские правки в Секретариате КМУ,...

Актуально