Четверг, 30 июня, 2022

Крымская епархия Православной церкви Украины в условиях войны и оккупации

Must Read

Виталий Солончак
Эхо событий церковной жизни материковой Украины в оккупированном Крыму
Вскоре после начала полномасштабного военного вторжения россии в Украину, 2 марта 2022 года 10 священников Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) Смелянского района Черкасской области во главе с старейшим священником Черкасской епархии Петром Дмитруком подписали открытое обращение к предстоятелю УПЦ МП митрополиту Киевскому и всей Украине Онуфрию и митрополиту Черкасскому и Каневскому Феодосию.
Среди прочего они выразили поддержку украинским священнослужителям УПЦ МП, которые решительно отказываются поминать во время богослужений предстоятеля Русской православной церкви (РПЦ) патриарха Кирилла как своего «великого отца и господина», и добавили, что сами не упоминают его еще со времен начала российской оккупации Крыма, Донецка и Луганска.
Смелянские священники УПЦ МП настаивали на расторжении всех отношений с РПЦ, восстановлении церковного общения со Вселенским Патриархом и другими поместными православными церквями, а также на открытом диалоге с ПЦУ. Эта позиция отвечала настроениям абсолютного большинства прихожан, все чаще высказывавшихся за церковную независимость от Московской патриархии.
Менее чем через месяц, 28 марта, к Петру Дмитруку прибыли представители Черкасской епархии УПЦ МП и вручили ему указание о его выводе за штат и освобождении от многолетних обязанностей настоятеля Покровского собора в Смеле. Но 3 апреля 2022 года состоялось собрание прихожан и духовенства Свято-Покровского собора Смелы во главе с благочинным-настоятелем Петром Дмитруком, на котором было принято решение о присоединении к ПЦУ.
В дни, когда в Смеле священники и прихожане вели борьбу за лишение влияния Московского патриархата, группа из семи народных депутатов Верховной Рады Украины направила на рассмотрение профильного парламентского комитета законопроект о деятельности УПЦ МП, а конкретно – о внесении в Закон Украины «О свободе совести и религиозные организации» поправок, которые сделали бы невозможным деятельность религиозных организаций или объединений, руководящие центры которых находятся в государстве, которое осуществляет военную агрессию против Украины и оккупацию ее территорий.
Казалось бы – какое отношение к событиям в Черкассах и Смеле имеет россия, а также в чем роль коллаборантов в оккупированном российскими захватчиками Крымском полуострове? Оказалось, что «самые непосредственные». 29 марта председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил центральному аппарату ведомства «расследовать обстоятельства якобы применения насилия» именно по событиям в Смеле как якобы по «захвату церкви». Следовательно, российское силовое ведомство лишний раз преступно подчеркнуло, что государство-агрессор готово прилагать все усилия к сохранению влияния РПЦ в Украине.
Неожиданно по событиям в Черкасской области «подал голос» и фейковый «глава республики Крым» Сергей Аксенов. В частности, 29 марта он выразил преступное «убеждение» касательно Смелы, что из-за агрессии российской армии якобы «мир станет чище и свободнее». На следующий день, 30 марта, крымский гауляйтер «выразил глубокую обеспокоенность» внесением в Верховную Раду Украины законопроекта о запрете деятельности «канонической» УПЦ МП, которая является «самой большой конфессией Украины». Аксенов не только зашелся в истерике, но «в ответ на действия украинской власти» преступно поручил своим прислужникам разработать «проект федерального закона» о «запрете» ПЦУ, который он преступно назвал якобы «раскольнической структурой».
Подобные преступные нарративы распространил 31 марта во время «Х парламентских встреч» в фейковом «законодательном собрании» Севастополя так называемый «спикер» севастопольского «парламента» Владимир Немцев.
Что же касается преступного запрета ПЦУ в самой россии, которым грезит «глава Крыма» Сергей Аксенов, – если он и возможен, то практически имеет мало смысла, поскольку на территории государства-агрессора фактически находится только приход этой церкви, расположенный в городе Ногинске Московской области, где приходской и одновременно кафедральный храм находится под угрозой сноса еще с 2016 года.
«Уничтожить нельзя оставить»: крестный путь Крымской епархии ПЦУ
В оккупированном Крыму его фейковый «глава» Аксенов не в первый раз демонстрирует желание покончить практически со всеми конфессиями, кроме локальных епархий УПЦ «в единстве с Московским патриархатом».
Еще семь лет назад в крымский преступный «госсовет» на рассмотрение был внесен фейковый «законопроект» о свободе совести и религиозных объединениях. Аналогичный фейковый «документ» осенью 2014 года «разработали» под эгидой Аксенова, однако по какой-то причине после внесения в оккупационный «госсовет» его «творение» было «отозвано».
В «доработанной» версии фейкового «проекта» 2015 года внимание в первую очередь привлекали понятия «традиционная религия» и «тоталитарная секта»: к первым крымские преступные «законодатели» «причисляли» религии, имеющие «формирующее культурное значение для исторических сообществ». то есть те, «что в свое время оказали значительное влияние на становление актуальной конфессиональной ситуации в Крыму».
Следует отметить, что за прошедшие несколько веков на население Крыма так повлияли преимущественно православие и ислам суннитского типа, а также в некоторой степени – католицизм, караимская религия и иудаизм. В упомянутом фейковом «законопроекте» понятия «тоталитарная секта» и «деструктивный культ» не имели четких определений, что позволило бы российским карателям «причислять к этим категориям» фактически любые религиозные организации, которые могли бы быть преступно «признаны» оккупантами в Крыму «нежелательными».
Также фейковый «документ» содержал «предписание», что в оккупированном Крыму «создание религиозной организации по национальному признаку в составе конфессий или религиозных течений не допускается». Это могло бы нести угрозу одному из коренных народов Крыма – караимам, в национальной идентичности которых самобытная религиозная составляющая играет не последнюю роль.
В общем, противоправное «принятие» этого фейкового «законопроекта» могло бы привести к «запрету» оккупантами деятельности многих религиозных организаций, которые не были бы признаны в Крыму «традиционными». К тому же, противоправный «законопроект» якобы «позволил бы» российским карателям «предотвратить» деятельность «запрещенных экстремистских организаций» на полуострове.
Зная, какой смысл в понятие «экстремизма» вкладывает государство-оккупант, подводя под него какие-либо «нероссийские» проявления общественной и личной жизни, можно утверждать, что эта «законодательная» инициатива явно была бы пристрастна к якобы «нетрадиционным» религиям.
И это при том, что в декабре 2014 года тогда еще архиепископ (ныне митрополит) Симферопольский и Крымский УПЦ Киевского патриархата (УПЦ КП, ныне ПЦУ) Климент сообщал, что на заседаниях фейкового крымского «министерства культуры» некоторые представители оккупационной «власти» преступно заявляли, что «какие конфессии традиционны, а какие – нет, будут решать они». При этом владыка Климент уточнял, что в религиозной терминологии понятия «традиционных» или «нетрадиционных» церквей отсутствуют как таковые и являются личным мнением людей, ими оперирующих.
Оккупация Крыма россией крайне негативно сказалась Крымской епархии УПЦ КП, клирики и миряне которой категорически отказались как принимать предложения о переходе к УПЦ МП, так и проходить «перерегистрацию» по «законодательству» государства-оккупанта до «последнего срока» 1 января 2016 года.
Это до сих пор дает «повод» местным фейковым «чиновникам» и подконтрольным российским спецслужбам «журналистам» упрекать их якобы в «незаконной» религиозной деятельности. Начиная с марта 2014 года некоторые общины УПЦ КП в разных регионах Крымского полуострова были преступно лишены оккупантами молитвенных помещений, арендованных у частных владельцев, на которых местная «власть» преступно давила с целью принуждения к «разрыву соглашений» с приходами украинской церкви.
Таким образом, количество богослужебных помещений за два года фактически сократилось вдвое – с 20 до 10 (из них 9 переоборудованных и одно построенное). В 2014 году после начала российской оккупации Крыма 6 из 15 священников УПЦ КП были вынуждены покинуть полуостров из-за опасности для жизни; к оставшимся постоянно наведывались каратели ФСБ оккупантов, преступно пытаясь принудить их к «сотрудничеству». Доходило даже до преступных требований цензурирования текстов проповедей.
В конце апреля 2014 года севастопольская община УПЦ КП была лишена храма в честь священномученика Климента Римского: представители российского оккупационного военного контингента выбросили из его помещений на улицу одежду и символику, нанесли ущерб имуществу. Помещение храма было преступно «передано в управление» министерству обороны агрессора и противоправно отнесено агрессором к якобы «государственной собственности». После разгрома храма его настоятель Макарий был преступно вынужден агрессором отказаться от практики богослужений, поэтому община УПЦ КП в Севастополе фактически прекратила организованную деятельность.
1 июня 2014 на прихожан храма Покрова Пресвятой Богородицы УПЦ КП в селе Перевальном Симферопольского района, совершили преступное нападение представители так называемых «казачьих» формирований. Утром в храм, выломав дверь, ворвалась группа вооруженных лиц в форме «казаков»: они разгромили внутреннее оборудование храма, уничтожив некоторые православные реликвии и запретили прихожанам вход в молитвенное помещение.
Во время инцидента пострадали настоятель общины протоиерей Иван Катькало, его дочь, больная церебральным параличом, а также беременная прихожанка. Через некоторое время в храм прибыли вооруженные автоматами представители «самообороны Крыма», чтоб якобы «не допустить провокаций со стороны активистов «Правого сектора».
Конечно, это преступное нападение не «расследовалось» карательными органами оккупантов. После силового отъема Покровский храм в Перевальном был противоправно «передан» Симферопольской и Крымской епархии УПЦ МП – представители которой ранее заявляли, что «не собираются захватывать какое-либо имущество УПЦ КП» и «не имеют никакого отношения к этой ситуации».
В октябре 2015 года архиепископ Климент рассказал об искусственно созданном «конфликте» с фейковым «фондом имущества» крымского противоправного «министерства земельных и имущественных отношений», который требовал от Крымской епархии УПЦ КП неподъемную сумму за «аренду помещения» в центральной части Симферополя, где расположен собор во имя святых равноапостольных князя Владимира и княгини Ольги, а также «штраф» якобы за «прострочку внесения арендной платы».
Ранее, в марте того же года, встал вопрос возможного преступного изъятия оккупантами помещений епархиального управления и кафедрального собора, поскольку крымский фейковый «арбитражный суд» «признал» соглашение их аренды якобы «недействительным», а сами помещения путем «аукциона» были противоправно «переданы» фирме «Разум», занимавшейся денежными ссудами под проценты.
Помещения епархиального управления и кафедрального собора УПЦ КП в Симферополе были переданы еще 16 мая 2001 постановлением Верховной Рады АР Крым в безвозмездное пользование до 2050 года. После российской оккупации Крыма фейковая «власть» «внесла в это постановление» незаконные «изменения», «определив ставку арендной платы по определенной методике расчета».
В 2015 году крымский фейковый «арбитражный суд» противоправно «удовлетворил иск» такого же фейкового «министерства», которое требовало не только «освободить часть помещений», но и взыскать с епархии «неустойку» за якобы «безосновательное пользование имуществом за период с 2014 по 30 сентября 2015».
По состоянию на начало 2016 г. в оккупированном Крыму действовали приходы УПЦ КП в Симферополе, а также в Первомайском и Белогорском районах; Епархия насчитывала 9 функционирующих приходов и 13 священников, половина из которых служила «вахтовым методом», на 10 дней приезжая в Крым, после чего на 20 дней выезжая материковую Украину.
В октябре того же года Крымская епархия УПЦ КП фактически потеряла контроль над сельскими приходами, где люди боялись возможных для себя последствий со стороны российских карателей. Ранее, в августе, в селе Октябрьское Первомайского района на дверях храма УПЦ КП по противоправному «решению» и с участием сельского фейкового «председателя» Анатолия Данкевича появился замок: прихожане сорвали его, однако в помещение решили не заходить до приезда священника.
Накануне Данкевич преступно заявлял прихожанам, что храм, которым община пользовалась с 2002 года по решению сельсовета, якобы «им уже не принадлежит». Попытки местной фейковой «власти» лишить религиозную общину помещения продолжались по поддельным «документам», якобы «передавшим храм обратно на баланс сельсовета», начались в 2015 году, однако прихожанам удавалось определенное время противостоять этому. В ноябре 2016 года оккупанты изучали возможность преступного «изъятия» храма у общины УПЦ КП в селе Кумово Раздольненского района Крыма.
По состоянию на конец лета 2017 года в Крымской епархии УПЦ КП, кроме кафедрального собора в Симферополе, насчитывалось 4 сельских здания, перепрофилированные в молитвенные, и деревянная часовня в Евпатории. 8 приходов обслуживали 5-6 священников, из которых 4 находились в Крыму постоянно, остальные же приезжали по принципу ротации.
Утром 31 августа 2017 в кафедральный собор УПЦ КП в Симферополе ворвались представители оккупационных фейковых «исполнительной службы» и «фонда имущества», которые сорвали замки на закрытых дверях. Также была выломана дверь к алтарю собора и оккупанты полностью заблокировали храмовые помещения, преступно устроив «конфискацию имущества»; двери в управление епархии и других помещений были «опечатаны».
15 декабря 2018 г. на Объединительном соборе в Киеве, в котором также принимал участие архиепископ Симферопольский и Крымский УПЦ КП Климент вместе со своими священниками и прихожанами, было провозглашено создание ПЦУ. Как следствие, Крымская епархия УПЦ КП начала существование как Крымская епархия ПЦУ – однако якобы в «незаконном статусе», с преступной точки зрения крымской фейковой «власти».
5 февраля 2019 года архиепископ Климент получил от крымского фейкового «министерства имущественных и земельных отношений» преступное письмо о «досрочном расторжении соглашения аренды от 11 ноября 2002 года» о недвижимом имуществе, якобы «находящемся в государственной собственности республики Крым», в связи с так называемой «не перерегистрацией управления Крымской епархии ПЦУ согласно требованиям законодательства» агрессора.
Вскоре, в марте, крымские фейковые «власти» начали преступно требовать от евпаторийской общины ПЦУ «демонтировать своими силами» деревянный храм, построенный в 2013 году. Между тем, в Симферополе на земельных участках, предоставленных бывшей Крымской епархии УПЦ КП в 2013 году под строительство кафедрального собора возле украинской школы-гимназии, оккупантами началось противоправное строительство жилого комплекса для карателей ФСБ россии.
В июне 2019 года фейковое «управление муниципального контроля администрации Евпатории» выдало местной общине ПЦУ преступное «предписание» «освободить земельный участок», на котором расположен деревянный храм, и «демонтировать» его или «срочно оформить документы на недвижимость».
В Симферополе же фейковый «арбитражный суд республики Крым» принял очередное преступное «решение» о «разрыве соглашения аренды здания» кафедрального собора ПЦУ, противоправно «обязав» епархию передать фейковому «министерству имущественных и земельных отношений республики Крым» «нежилые помещения».
В августе 2019 года инициативная группа из более 50 крымских прихожан ПЦУ направила обращение в Комитет по правам человека ООН по поводу захвата кафедрального собора в Симферополе.
В начале сентября 2019 года архиепископ Климент уехал из Крыма, чтобы выступить на совещании ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве. 6 ноября того же года фейковый «Евпаторийский городской суд» дал преступное требование «городской администрации» противоправно «обязать» местную общину ПЦУ в течение месяца снести деревянный храм, описанный как якобы «построенный без документов под шумок Евромайдана».
На самом деле строительство этого храма завершилось за несколько месяцев до начала событий Революции достоинства; По словам владыки Климента, земля, на которой расположен храм, принадлежит не территориальной общине, а объединению владельцев многоквартирного дома «Кварц», с которым до начала оккупации Крыма было заключено соглашение по строительству деревянного храма, оформленного как малая архитектурная форма.
В 2020 году епархия обратилась в Европейский суд по правам человека по поводу выселения общины ПЦУ из кафедрального собора в Симферополе. 17 августа владыка Климент заявил, что священник Симферопольской и Крымской епархии УПЦ МП Дмитрий Кротков, являющийся членом фейковых «общественных советов» ряда структур оккупантов в Крыму, неоднократно поднимал вопрос о том, чтобы помещения кафедрального собора и епархиального управления ПЦУ в Симферополе отобрали и как главе управления епархии УПЦ МП.
15 марта 2021 года митрополит Климент получил очередное преступное «требование» от фейкового «управления федеральной службы приставов» по «немедленному демонтажу храма» в Евпатории и «уплате административного штрафа» в 50 тысяч рублей за «неисполнение аналогичного предыдущего предписания».
8 августа 2021 по преступному требованию фейкового «министерства юстиции республики Крым» так называемые «следователи» симферопольского «центра противодействия экстремизму» оккупантов под руководством Владимира Гореванова ворвались в помещение мужского монастыря святого Димитрия Солунского ПЦУ в селе Балки Белогорского район.
Архимандрит Дамиан (Скоков) преступно заставили прекратить богослужение, объявив его действия якобы «незаконными», поскольку он совершал молитву в помещении, которое для этой цели якобы не «соответствует законодательству» государства-оккупанта. Собравшихся на богослужении прихожан оккупанты вывели во двор монастыря и составили на них противоправные «протоколы». Монастырь фактически расположен в частном здании, принадлежащем Дамиану: одно из его помещений является жилым, другое – храмовым.
Против Дамиана по обвинению в якобы проведении «незаконной миссионерской деятельности» российские оккупанты «возбудили» преступное «дело». По словам архимндрита, перед визитом оккупационных силовиков в монастырь в течение трех недель приходил провокатор, который якобы «планировал приводить на реабилитацию наркоманов и алкоголиков», а также интересовался источниками финансовой поддержки монастыря.
23 августа 2021 года фейковый «мировой судья» оккупантов Новиков противоправно «приговорил» архимандрита Дамиана к уплате штрафа в размере 15 тысяч рублей.
С начала масштабной агрессии против Украины в конце февраля 2022 года митрополит Симферопольский и Крымский ПЦУ Климент находится в Киеве в условиях боевых действий и преступной оккупации россией части Херсонской и Запорожской областей. Между тем, на полуострове остаются несколько священников ПЦУ, которые территориально находятся в разных районах.
6 апреля 2022 года на севастопольском реакционном ресурсе «ForPost» вышел очевидно заказанный агрессором материал под названием «Удар в сердце: атака на российское Православие» авторства Павла Кухмирова – выходца из российского Ростова-на-Дону. Целью «полного духовного отрыва Украины от россии» автор упомянутого пасквиля считает «нанесение удара в сердце русской культуре и цивилизации» и видит зависимость его завершения в том, насколько «успешно» на территории Украины будет действовать преступная оккупационная российская армия.
Вторят ему и фейковые «комментаторы» материала, которые предлагают «усилить» православные храмы «канонической русской церкви в Украине» «православными автоматами Калашникова». Как бы фейково не звучали подобные преступные утверждения и призывы – следует учитывать, что крымская «власть» и ее сторонники «оправдывают» ими свои преступные деяния по фактическому уничтожению украинской церкви на оккупированном полуострове.

Об этом сообщает информационный ресурс: Ассоциация реинтеграции Крыма

Лента

Делегация Вселенского Патриархата посетила Ватикан в праздник Святых Петра и Павла

Делегация Вселенского Патриархата во главе с Архиепископом Тельмесским Иовом (Гечей) находится в Ватикане и утром 29 июня приняла участие...

Актуально