Среда, 12 января, 2022

Неудачный «аншлюс» крымской энергетики

Must Read

11 апреля 2014 года оккупационный режим сформировал «Государственное унитарное предприятие Республики Крым «Крымэнерго», на которое возложили «функции по передаче и поставке электрической энергии потребителям, в качестве гарантирующего поставщика, и по оперативно-технологическому управлению в электрической сети. Данное «предприятие», как заявлено на его сайте, обслуживает всю территорию оккупированной АР Крым, кроме Севастополя и тем самым «обеспечивает электроэнергией более 880 тысяч бытовых абонентов и около 28 тысяч потребителей – юридических лиц, имеющих более 60 тысяч точек учета». Должность «генерального директора» «Крымэнерго», в данный момент, занимает Цурканенко Андрей Михайлович, но не стоит спешить запоминать эту фамилию. Дело в том, что начиная с 2017 года, «директоры» «Крымэнерго» менялись, как перчатки, и эта тенденция продолжит сохраняться. Детальнее о причинах «кадровой текучки» в «Крымэнерго» расскажет доцент Андрей Чвалюк специально для Ассоциация реинтеграции Крыма.

Надежда на «кадровый рост» у нынешнего «генерального директора» появилась после того, как из-за ряда проблем, в том числе в рамках провала «реализации федеральной целевой программы развития Крыма», был снят с должности прошлый «генеральный директор» «Крымэнерго» Виктор Плакида, «руководивший предприятием» более трех лет. «Увольнению» «Заслуженного энергетика Украины» и бывшего Постпреда Президента Украины в Крыму Плакиды предшествовала «проверка Счетной палаты Республики Крым», обнаружившая «множественные нарушения» в работе возглавляемой Плакидой структуры. Впрочем «вопиющие злодеяния» вышли невнятные, поскольку заявлялось, что «была плохо выстроена работа с юридическими лицами, поступали жалобы со стороны простых граждан». Данных «компрометирующих обстоятельств» оказалось достаточно, чтобы начать в отношении «генерального директора» «служебное расследование».

По словам «главы Крыма» Сергея Аксёнова, Виктор Плакида покинул свой пост из-за «проблемы с организацией рабочего процесса». «Это вопросы успеваемости реализации федеральной целевой программы. Виктор Тарасович Плакида – должностное лицо, ответственное за это, к сожалению, палец о палец не ударил, просто выступал сторонним наблюдателем». Любой обыватель легко прочитает между строк истинную причину «увольнения» Виктора Плакиды – он банально не успевал массово «успешно осваивать» средства «федеральной целевой программы».

С учетом того, что ручеек «федеральных денег» вливаемых в Крым с каждым годом все истончался, нерешительные действия Виктора Плакиды в глазах лидера крымских коллаборантов приравнивались к преступлению. Медлительного «чиновника» следовало срочно заменить на более шустрого, поэтому кресло «генерального директора» «Крымэнерго» занял «первый заместитель» Виктора Плакиды, Алексей Татаренков. Но он тоже не показал достаточного рвения, поэтому продержался на этой «должности» меньше года.

Был ли наказан Виктор Плакида за свою пассивную наблюдательную деятельность за «праздником федеральной щедрости» для избранных? Конечно же нет. 18 октября 2017 года, ровно через две недели после «увольнения» из «Крымэнерго» он был «назначен советником» Владимира Константинова, «председателя Государственного Совета Республики Крым». Но на этом приключения Плакиды не закончились, поскольку «постановлением Государственного Совета Республики Крым» от 27 мая 2020 года № 391-2/20 Виктор Тарасович был «назначен на должность аудитора Счетной палаты «Республики Крым». Той самой «Счетной палаты», которая три года назад нашла «множество нарушений» в работе возглавляемого им «Крымэнерго».

Уж чем, а юмором коллаборанты точно не обделены. Раз не можешь скрыть от «проверяющих» свои финансовые проколы – иди и ищи то же самое у прочих. Хотя нельзя исключить и того факта, что Виктора Плакиду засунули в «Счетную палату» именно для «повышения квалификации», чтобы он научился заметать следы финансовых растрат. Как бы там ни было давний партнер и земляк бывшего крымского спикера Анатолия Гриценко, бывший член «Партии Регионов» Виктор Плакида, в данное время находится у «властей» Крыма на хорошем счету. Летом 2021 года «президиум Государственного Совета Республики Крым» «наградил его медалью «За доблестный труд», «за многолетний добросовестный труд и высокий профессионализм».

Похоже, Виктор Плакида все-таки научился «оперативно реализовывать» «федеральные целевые программы», вот только реализовывать стало уже нечего. Как недавно заявил заместитель министра экономического развития РФ Сергей Назаров «федеральная целевая программа развития Крыма», как инструмент российских оккупантов, прекращает свое существование. Уже сейчас действующие «планы выделения средств» оккупантами пересматриваются, а целесообразность возведения некоторых «запланированных объектов», под которые уже списаны «федеральные миллиарды», но сооружение которых в Крыму еще не начато, ставится под вопрос.

Однако вернемся к «высшим энергетическим кадрам». После тихого «увольнения» Алексея Татаренкова, якобы «по собственному желанию», «временно исполняющим обязанности» стал «заместитель генерального директора» «Крымэнерго» Максим Лойко. Нового «руководителя» быстро избавили от «временной» приставки и вручили полный доступ к главному крымскому рубильнику. Именно при его «правлении» «Крымэнерго» должно было стать «акционерным обществом» и «получить из федерального бюджета» около 9 миллиардов рублей на реконструкцию своих якобы «морально и физически устаревших» электросетей. Изначально для «акционирования» планировалось создать «совместное предприятие» с российскими «Россетями» и чтобы «управляемость» сохранили «обе стороны сделки», крымским коллаборантам пообещали выделить в новом энергомонстре 25 % плюс 1 акцию. Чуть позже начали звучать другие цифры, и поделить новое «акционерное общество» намеревались уже «по-братски» – пятьдесят на пятьдесят.

Реорганизовать «унитарное предприятие» в «акционерное» хотели быстро и «по-тихому», что объясняется просто. Как признался в то время журналистам глава «Россетей» Олег Бударгин, при выходе на рынок полуострова имелись «определенные риски попасть под санкции». «Тишину» на какое-то время оккупанты соблюли, но «пролетели» со скоростью. При этом процесс «реорганизации» сильно тормозил «Совет министров Республики Крым», который никак не мог определиться, какая доля «Крымэнерго» перейдёт в «Россети». Пока крымские «власти» делили шкурку краденого электрического угря, решая, кому в «новосозданном предприятии» достанется та самая «контрольная акция», «Россети» просто передумали массово заходить в Крым.

Впрочем скорее всего именно этот федеральный холдинг с 2017 году контролировал 51 % активов созданного оккупантами «общества с ограниченной ответственностью» «Севастопольэнерго». Косвенно подтверждал это и прошлый «губернатор» Севастополя Дмитрий Овсянников, заявивший что «у нас подписано соглашение с «Россетями», оно предполагает вложение около 2 миллиардов рублей в нашу электросетевую инфраструктуру».

Мы допускаем, что «Россети» до сих пор хотят консолидировать «Крымэнерго», но ищут способ, через фирмы-прокладки, офшоры и так далее скрыть свое участие в этом деле. Не зря «глава Крыма» Сергей Аксенов, впоследствии, отказался называть компанию, которая станет «вторым акционером» «акционерного общества» «Крымэнерго», объяснив это санкционным режимом. Задержку в «акционировании» «Крымэнерго», «глава Крыма», также связывал с «постановкой на учет всех объектов и земельных участков компании». Почему вопрос «учета активов» впервые подняли лишь спустя четыре года с момента «основания» «Крымэнерго»? Именно потому, что будущий «совладелец» захотел узнать, почему после «национализации», то есть – похищения всего крымского имущества украинской компании ПАО «ДТЭК Крымэнерго» эти «поля» и «угодья» не были включены в «активы» «Крымэнерго», а были оперативно переписаны на каких-то местных феодалов.

В бурные месяцы начала оккупации, так называемой «крымской весны», имущество крымских предприятий коммунальной сферы массово «национализировалось» структурами агрессора, и, согласно их дальнейшим «официальным отчетам», якобы «в полном объеме записывалось на баланс» новоявленых «государственных унитарных предприятий». Но это не так. Наша Ассоциация уже писала о том, как часть такого имущества в процессе «постановки на баланс» «куда-то терялась». Некоторые активы потом «возвращались» обратно в «унитарное предприятие» «добровольно-принудительно» либо через «конфискацию по решению суда». Но значимую часть разграбленного имущества государства, автономии, территориальных громад и общественных структур Украины оккупанты уже не смогли «вернуть в собственность Республики Крым».

Этому есть элементарные подтверждения. Пресс-служба компании «ДТЭК» заявляет, что стоимость ее «национализированных» крымских активов составляет более 500 миллионов долларов США. По нынешнему курсу это около 37,5 миллиардов рублей, то есть в 13,5 раз больше чем весь заявленный оккупантами «уставной фонд» «Крымэнерго». Не нужно обладать навыками глубокого анализа, чтобы сравнить список «национализированных» крымских активов «ДТЭК», указанных в исках компании, и «перечень недвижимого и движимого имущества, передаваемого в федеральную собственность, находящегося в государственной собственности Республики Крым», указанный в распоряжении российского правительства от 28 февраля 2019 года № 340-р. Добавим что согласно этому распоряжению, «все имущество» «Крымэнерго» должны «были принять в федеральную собственность», а после «реализации определенных мероприятий» уже «передать акционерному обществу «Крымэнерго» в безвозмездное пользование».

Законы бизнеса и правила создания акционерных обществ имеют многовековую историю. Периодически в ней случались определенные прецеденты и отступления от устоявшихся канонов, но не настолько, как представлял в своих грезах «глава Крыма». На момент «принятия решения о создании акционерного общества» «Крымэнерго», «годовая выручка предприятия» составляла 12,76 миллиардов рублей, а «чистая прибыль» – 225 миллионов рублей. Никакой адекватный бизнесмен не будет вкладывать 9 миллиардов рублей, в «предприятие», «уставной фонд» которого составляет 2756 миллионов рублей, а «чистая прибыль» ежегодно падает. Например, в 2020 году «Крымэнерго» получило менее 15 миллионов рублей «прибыли». Все это приводит нас к простой мысли, что «реорганизация» «Крымэнерго» имеет под собой отнюдь не экономическую основу. Данный процесс был инициирован интересами политическими, а также коррупционными или, скорее всего, их синергией.

Изначально оккупанты планировали пустить «инвестиции» на строительство 1500 километров электросетей в рамках милитаризации полуострова. Обещалась реконструкция «южного транзита» – линии электропередач напряжением 110 киловольт вдоль Южного берега Крыма, а также модернизация противоаварийных систем, что в итоге «должно было увеличить пропускные способности сетей, мощность подстанций и их надежность». Но что мешало им «выделить денежные средства» напрямую? Зачем понадобилась более сложная схема «реорганизации»? А вот здесь уже всплывает коррупционный интерес. Если бы «средства были выделены», как и планировалось, в рамках «федеральной целевой программы» «Социально-экономическое развитие Республики Крым и города Севастополя до 2020 года», то «все сливки» собрал бы действующий «генеральный директор» «Крымэнерго», а точнее лицо, которое его на эту «должность» устроило.

Но чиновники из российского правительства тоже хотели заработать, поэтому и планировалось создать «двуглавое» «акционерное общество». В котором один «партнер» отвечал бы за одобрение наиболее выгодных в плане откатов «тендеров», а другой – рисовал бы завышенные суммы в «счетах» за установку этих, закупленных у нужных людей, опор, проводов, противоаварийных систем. Напомним, что детальный разбор схемы обогащения оккупантов на «тендерах» уже описывался Ассоциацией. Но что-то пошло не по плану, поэтому «Крымэнерго» до сих пор является «государственным унитарным предприятием», а обещанные «федеральные инвестиции» так и лежат на счетах российского федерального казначейства.

«Не оправдавший доверия» Максим Лойко в марте 2020 года был снят с должности «генерального директора», и «исполнять обязанности» назначили не очередного «заместителя» из «очереди престолонаследования электрического трона», а человека со стороны. Новым «исполняющим» стал Виталий Окунев, бывший заместитель гендиректора по общим вопросам входящего в «Россети» акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала». Был ли этот топ-менеджер навязан «главе Крыма» строго сверху или таким образом Аксенов хотел завершить начатую им чистку «Крымэнерго» от неких «криптоукраинцев», понять сложно.

Мы все же склоняемся к мысли, что Виталий Окунев стал «смотрящим» от «Россетей» и именно он должен был изучить местную «кухню» изнутри, предоставить заключение по поводу «целесообразности будущей реорганизации и выделения инвестиций». На это указывает тот факт, что Окунев стал единственным, из череды своих предшественников, который не был «уволен» со скандалом или тихо отпущен «по собственному», а ушел даже «с устной благодарностью» «за проделанную работу» от «вице-премьера Республики Крым». Ушел «временно смотрящий» через полгода после «призвания»  и «кузница кадров» «Крымэнерго», после его отбытия снова «заработала в своем штатном режиме».

14 октября 2020 года «приказом заместителя министра Министерства топлива и энергетики Республики Крым» «генеральным директором» «Крымэнерго» был определен Коринь Игорь Владимирович, бывший «заместитель генерального директора «Крымэнерго» по инвестициям». Игорь Коринь так хорошо умудрился реализовать свои навыки по «освоению» в особо крупных размерах вливаемых в милитаризацию энергетической отрасли Крыма «федеральных инвестиций», что менее чем через год его забрали «на повышение». «Назначить Игоря Кориня на государственную должность Республики Крым – министра топлива и энергетики на срок полномочий главы Крыма» – сказано в соответствующем «указе главы Республики» [20]. Кому же досталось освободившееся кресло «главного энергетика»? Конечно же очередному «заместителю» – Андрею Цурканенко.

В своем резюме «кандидата на должность главного инженера», этот молодой, но подающий большие надежды «начальник службы диагностики, изоляции и защиты от перенапряжений» «Крымэнерго» не просто так указал, что в его «основные должностные обязанности» входит «формирование инвестиционных программ по направлению». Он хотел, чтобы его заметили и допустили к бездонному (как всем коллаборантам на тот момент казалось), колодцу «федеральных инвестиций». У будущего «генерального директора» на тот момент уже имелось высшее образование инженера-электрика, но чтобы повысить свои навыки по формированию инвестиционных программ Андрей Цурканенко в 2014 году поступил в «Таврическую академию Крымского федерального университета имени Вернадского». Получил ли он желанную специальность «манистр экономики» (ошибки нет, именно так указано в его резюме) нам не известно.

Но мы установили, что в 2017 году амбиции Андрея Цурканенко выросли, и он начал искать должность начальника энергетического предприятия, для чего готов был переехать из Краснодара, где на тот момент проживала его семья, в любой другой город. Но «ехать никуда не пришлось» и Андрей Цурканенко, близкий друг экс-заместителя «генерального директора» «Крымэнерго» Константина Лаенко, ранее не додумавшегося вовремя делиться откатами, сам стал «большим начальником». Что ж, не исключено, что из «манистра экономики» получится очередной «крымский министр» или даже новый «проффессор».

Пока же «Крымэнерго» показывает убытки, «плохо работает по взысканию задолженностей с потребителей электроэнергии» и стабильно «получает замечания по результатам проверок». Вопрос о его преобразовании в «акционерное общество» и «выделении ему крупных инвестиций» больше не поднимается. В 2021 году, «с целью погашения долгов по зарплате своим сотрудникам», «предприятие было вынуждено взять кредит» под 9,5 % годовых у банка «Россия». Является ли это еще одной схемой заработка на крымском населении или «власти Республики» таким образом планируют довести «Крымэнерго» до «банкротства» и «сменить вывеску», покажет время. Мы будем продолжать отслеживать ситуацию вокруг «Крымэнерго» и информировать о ней наших читателей.

Источник: Ассоциация реинтеграции Крыма

Лента

Неудачный «аншлюс» крымской энергетики

11 апреля 2014 года оккупационный режим сформировал «Государственное унитарное предприятие Республики Крым «Крымэнерго», на которое возложили «функции по передаче...

Актуально