Вторник, 9 августа, 2022

Резолюция Парламентской Ассамблеи ОБСЕ и трибунал над агрессором

Must Read

Пока на фронте российско-украинской войны продолжаются позиционные бои, на международных площадках продолжается не всегда заметная, но активная работа по созданию трибунала для виновных в преступлении агрессии; АРК следит за развитием событий.

6 июля ОБСЕ приняла резолюцию «Агрессивная война российской федерации против Украины и ее народа и обусловленная ей угроза безопасности в регионе ОБСЕ», поддерживающая идею создания специального трибунала. На первый взгляд, она может выглядеть как очередное выражение «глубокой обеспокоенности» в ряде предыдущих деклараций, да и сама ОБСЕ недавно вызвала критику украинского общества сворачиванием специальной мониторинговой миссии в нашей стране. Из России в ответ на новую резолюцию донеслись рутинные угрозы ядерным оружием, ставшие уже настолько привычными, что тоже не вызывают особого интереса.
Однако в этом документе все же есть два новых и очень принципиальных момента, не позволяющих рассматривать его как один в ряду многих. Это указание на российского и белорусского диктаторов как лиц, персонально ответственных за преступления в Украине, а также включение оккупированного Крыма в связанную с будущим трибуналом повестку. Развитие ситуации исследовал доцент Алексей Плотников.

Напомним, что в современном международном уголовном праве выделяют преступление геноцида, преступления против человечности, военные преступления и агрессивное преступление. В украинской ситуации агрессия стала первопричиной и предпосылкой для совершения преступлений против человечности, военных преступлений и геноцида. Вопросы преступлений против человечности и военных преступлений, совершенных начиная с 2014 года, уже рассматривает Международный уголовный суд. Однако наказание за них по украинскому и международному праву, являясь само по себе крайне важным, не будет означать наказание за агрессию. Международному уголовному суду сложно осудить ее по процедурным причинам, подробно по ссылке. Осуждение виновных в агрессии в Украине, в принципе, возможно, однако значительно более весомым мог бы быть приговор международного судебного института.

Работа по созданию специального трибунала по преступлению агрессии против Украины продолжается с марта 2022 года. Такой трибунал, по определению, должен судить небольшую группу высших должностных лиц российской федерации, несущих личную ответственность за планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны против Украины, подробно это описано по ссылке.

Создание трибунала потребует не только правовых, но и политических решений, невиданных со времен Нюрнберга. Как правило, специальные международные судебные органы по осуждению международных преступлений создаются решением Совета Безопасности ООН, как в Югославии или Руанде, либо по международному договору между ООН и государством.

В случае трибунала по агрессии против Украины этот путь выглядит сложным из-за права вето россии в Совбезе, которым она, очевидно, заблокирует любую соответствующую инициативу. Исключение агрессора из Совета Безопасности или любой путь в обход механизмов ООН потребуют исключительной координации политической воли многих государств. Принятый ОБСЕ документ как раз и может рассматриваться как проявление такой скоординированной и формально зафиксированной политической воли.

Напомним, что один документ, фиксирующий такую политическую волю, уже существует. Это Резолюция Европейского парламента от 19 мая 2022 г. по борьбе с безнаказанностью за военные преступления в Украине. В ней содержится призыв к институтам ЕС поддержать создание «специального международного трибунала для наказания преступления агрессии, совершенном против Украины политическими лидерами и военным руководством России и ее союзников, предоставить так быстро, насколько возможно, все необходимые человеческие и бюджетные ресурсы и административную, следственную и логистическую поддержку установлению этого трибунала». Этот документ направлен на институты ЕС и должен был сдвинуть с места европейскую бюрократию в вопросе поддержки специального трибунала.

Документ ОБСЕ не оказывает прямого влияния на какие-либо исполнительные органы. В то же время он шире по географическому охвату, касаясь всех государств-членов ОБСЕ, включающего 57 государств Европы, Азии и Америки. Также он касается более широкого круга вопросов, связанных с агрессией, и эти вопросы изложены в более жестких терминах, чем в документе Европарламента.
Что внутри? Первые три пункта можно назвать «кто», «как» и «что нарушено». Кто? «Российская федерация при поддержке Республики Беларусь начала полномасштабное военное вторжение и агрессивную войну против Украины на фоне продолжающейся российской агрессии и нарушения суверенитета, независимости и территориальной целостности Украины с 2014 года».

Как? «Широкомасштабная поддержанная государством кампания дезинформации и пропаганды, происходящих из российской федерации, с целью дегуманизировать украинский народ, отказать Украинскому Государству в праве на существование, оправдать агрессивную войну и скрыть ужасные деяния российских сил».

Что нарушено? «Российская федерация при текущем политическом руководстве нарушила своей агрессивной войной против Украины, а также во всех других сферах принципы, изложенные в Хельсинкском заключительном акте 1975 года, включающие суверенное равенство государств-участников, уважение прав, происходящих от суверенитета, воздержание от угрозы, нерушимость границ, территориальную целостность государств, мирное разрешение споров, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека и фундаментальных свобод, равные права и самоопределение народов, сотрудничество государств, исполнение обязательств по международному праву».

Второй элемент резолюции, если не считать блока традиционных отсылок к предыдущим документам, – это всеобъемлющий перечень преступлений, совершенных в рамках агрессии, в том числе убийств, пыток, сексуальногонасилия, депортации населения, уничтожения культурного наследия, похищения имущества и других. Наиболее заметно здесь выглядит не сам список, а его размещение в более широком контексте российской агрессивной политики.

Прямо отмечается, что агрессивные и насильственные деяния совершены не только против Украины, но и других государств-членов ОБСЕ, в том числе Грузии и Молдовы, а угрозы расширения агрессии затрагивают страны Балтии, Центральную и Восточную Европу, Черноморский регион, причем недружественные действия, такие как энергетический шантаж, торговые ограничения и военные угрозы рассматриваются как проявление угрозы силой.

Третий элемент – собственное осуждение этих актов. Кроме обычного, уже «осуждает решительно и однозначно», здесь содержится едва ли не самый интересный пункт всего документа: «Считает Владимира Путина окончательно ответственным за ужасные акты насилия и разрушения, составляющие нарушения российской федерацией Хельсинкских принципов и обязательств в Украине». Вдобавок, документ отмечает, что «Александр Лукашенко активно и содержательно поддержал российскую агрессию, а значит, является соучастником». И это впервые, когда русский и белорусский диктатор названы по именам и названы виновными.

Предыдущие документы содержали достаточно абстрактные указания на виновных в преступлении агрессии. В той же резолюции Европарламента указывается на необходимость расследования и осуждения «преступления агрессии, совершенного политическим и военным руководством Российской Федерации». В документе же ОБСЕ прямо указано, кто является тем самым политическим и военным руководством государства-агрессора.

Логичным результатом становится призыв к «образованию эффективных правовых механизмов для осуждения и наказания ответственных за такие преступления, в том числе, международного уголовного трибунала», а также к привлечению к ответственности ответственных за эти преступления «на всех уровнях политической и военной власти, особенно за акты, составляющие агрессивную войну, военные преступления, преступления против человечности и геноцид украинского народа».

Назвав ответственных за преступление агрессии и другие преступления, резолюция, по всей видимости, также указывает на широкие временные и пространственные рамки этой агрессии. Она не ограничивается, как, например, первоначальный призыв к созданию трибунала, фактами, которые имели место после 24 февраля 2022 года. В частности, в нем подчеркивается, что 24 февраля началась широкомасштабная агрессивная война, однако началась она «на фоне продолжающейся российской агрессии» с 2014 года. Таким образом, и преступление агрессии происходит с 2014 года.

Дополнительный аргумент в пользу такого предположения – многократное упоминание предыдущих документов ОБСЕ и ООН о незаконности оккупации Крыма, в которых эта оккупация характеризовалась как агрессия. Документ несколько раз отмечает непризнание противоправной оккупации Крыма, которая произошла из-за применения силы.

Мы уверены, что недопустимо оставлять пространство для манипуляции из-за гипотетических предположений, что преступление агрессии, ответственность за которое несут российский диктатор и его приспешники, якобы началось в 2022 году, а предыдущие деяния создают юридическую ответственность, но вина в нем российского политического руководства якобы «неочевидна». При дальнейшей разработке юридической основы деятельности трибунала по поводу российской агрессии такая двусмысленность должна быть исключена. Расследование, осуждение и наказание должны иметь место по всем проявлениям преступления агрессии, начиная от планирования аннексии Крыма, которое очевидно имело место еще до 2014 года.

Данная резолюция ОБСЕ выглядит как шаг вперед в расширении политической поддержки идеи трибунала по агрессии против Украины, а также как однозначное поражение агрессора на площадке, где он оказывает значительное влияние.

Интересно, что документ завершается призывом разработать механизмы исключения государства-агрессора из механизмов Парламентской ассамблеи ОБСЕ, посредством которых принимаются решения, касающиеся этой агрессии. Такие механизмы могут включать прекращение мандата соответствующей национальной делегации.

Когда такие механизмы действительно будут созданы, это может стать полезным примером для других международных организаций, в противодействии российской федерации в агрессивной войне против Украины, вплоть до Совета Безопасности ООН. Поэтому российское влияние на процесс принятия решений международными акторами становится все более призрачным, а перспектива трибунала для путина – все более реальной.

Об этом сообщает информационный ресурс: Ассоциация реинтеграции Крыма

Лента

Международный день коренных народов мира и Украина

В условиях масштабной российской агрессии украинские власти и гражданское общество продолжают защиту прав коренных народов Украины, представители которых стали...

Актуально