Суббота, 24 октября, 2020

Дипломатический советник Игорь Жовква: Юмор- оружие президента Зеленского, которое он умело использует

Must Read

Алексей Резников: Донбасс в шаге от экологической катастрофы уровня “Чернобыля”

Ряду неподконтрольных правительству районов на востоке Украины угрожает экологическая катастрофа, сообщил вице-премьер-министр Украины – министр по вопросам...

Нагорный Карабах: По итогам сегодняшнего дня, 23 октября…

Прежде всего, в контексте боевых действий в Нагорном Карабахе стоит озвучить официально, со слов президента Азербайджана подтверждённые...

США ввели санкции против Ирана за попытку вмешаться в выборы 2020 года

За попытку повлиять на предстоящие выборы в Соединенных Штатах Минфин США включил в санкционный перечень пять иранских структур и...

Игорь Жовква не балует журналистов своим вниманием: с момента назначения заместителем председателя Офиса Президента Украины (по международным вопросам) еще не было ни одного его публичного интервью. При том, что Жовква — неизменный работник президентских администраций.

В эксклюзивном интервью BitukMedia дипломатический советник Владимира Зеленского рассказал о принципах и первых итогах дипломатии президента.

Во-первых, Жовква убежден, что за этот год «зрады», как предсказывали, не произошло.

Во-вторых, он отмечает гуманитарные и экономические составляющие внешней политики президента Украины.

Как Зеленский готовится к международным мероприятиям; как происходит назначение послов и будет ли назначен посол Украины в России; повлиял ли на Зеленского скандал вокруг Трампа и какой теперь будет политика Украины на выборах в США; а также кто входит в пятерку стратегических партнеров Украины и изменит ли коронавирус дипломатию — далее в интервью Игоря Жовквы.

Стала ли внешняя политика сильной стороной президента Владимира Зеленского?

Во-первых, она не может не быть сильной стороной, поскольку, согласно Конституции Украины, внешнюю политику формирует Глава государства и именно он является главным архитектором планирования, выработки и реализации внешней политики.

Этот год был в целом непростой для страны и для президента, и во внешнеполитическом плане в частности. Президент Украины проявлял, проявляет и будет проявлять те лидерские качества, которые нужны в кризисные времена.

И мы сейчас говорим не только о коронавирусе, который касается всего мира — и это отдельная реальность, к которой нам еще предстоит привыкнуть. В том числе, и во внешней политике государств, и в международных отношениях в целом.

В этом году постоянно возникали и другие кризисные события. Президент Зеленский абсолютно безупречно справился с задачей выработки соответствующего внешнего политического курса в эти непростые времена.

А в чем тогда особенность этого курса внешней политики Зеленского?

Вспомним события годичной давности и то, что говорили во время избирательной кампании оппоненты. Что Зеленский «не сможет», «не справится», «как будет говорить наравне с лидерами», «как вести внешнюю политику», «не растратит предыдущие достижения», «не потеряет всех партнеров». То есть было множество вопросов.

А сейчас даже нет нужды отвечать на эти вопросы, поскольку они звучат совершенно бессмысленно.

Можно еще вспомнить опасения, которые высказывали некоторые перед Нормандским саммитом в Париже в декабре 2019 года. «Не справится», «не будет знать, о чем говорить», что «Путин сможет нажать и продавить свою линию» и т. д.

Как непосредственный участник этого саммита, я видел, что все было с точностью до наоборот: это Путин часто терялся в деталях, когда Владимир Зеленский настаивал на определенной линии … И даже злостные критики и оппоненты были вынуждены признать, что саммит для Украины прошел очень успешно — причем в тех реалиях, которые нам достались.

И это только один аспект.

То же самое касается отношений с ЕС. Мы не только не потеряли санкций в отношении России. Вспомните, говорили, что «Украина уже не сможет иметь ту коалицию партнеров, которые бы поддерживали продолжение санкций». А видим, что каждый следующий период санкций ЕС против России продолжаются и будут продолжаться. Я уже не говорю о таких наших партнерах, как США, Канада и Япония, которые тоже постоянно продолжают санкционный режим. Все это достигается не просто так: это результат переговоров, встреч, дискуссий, визитов, которые осуществлял президент Украины.

У президента есть отдельный помощник по международным вопросам. А Вы участвуете в подготовке президента к международным встречам?

В Украине практика не оригинальная, она более или менее общая во всем мире.

Конечно, есть примеры, когда президентами стран становятся профессиональные дипломаты. Но, как правило, они не являются профессиональными дипломатами и, соответственно, существуют должности советника по внешнеполитическим вопросам.

Моя ответственность — готовить президента к каждой встрече. Это не только материалы (то, что называется, тезисы для бесед или тезисы к выступлению — если речь идет о выступлении на международном мероприятии). Но и непосредственно сам контекст. Перед каждой встречей, телефонным разговором или беседой у нас есть отдельное время для подготовки президента к такому событию. В ней принимают участие я и, чаще всего, министр иностранных дел. Президент при изучении материалов, которые ему подготовил Офис президента, часто задает мне вопрос, проясняет или уточняет некоторые детали.

Как оперативно Владимир Зеленский овладевает дипломатической сферой?

Очень оперативно. Часто он ставит очень неожиданные вопросы. И после них задумываешься: и действительно, в этом есть смысл. Ибо кто сказал, что надо делать так, а не иначе?

То есть это фактически новый ракурс в подходе к внешней политике?

Абсолютно так, он новый.

Каждый президент любого государства готовится к разговору. И президент Макрон, и канцлер Меркель, и президент Литвы или Польши также очень основательно готовятся к разговору с президентом Украины, как и президент Украины готовится к разговору с ними.

А после разговора моя основная задача как дипсоветника — сопровождать с нашей стороны выполнение договоренностей, которые зафиксировали лидеры. Например, звонить министрам и говорить, что «президент поручил вам провести переговоры с вашим коллегой министром, чтобы развить достигнутые договоренности».

Также, я связываюсь с соответствующим внешнеполитическим советником собеседника нашего президента, и мы «сверяем часы» по достигнутым президентами договоренностям, определяем пути дальнейших их реализаций. Так что это ежедневная рутинная работа, которая должна приносить результат.

Вы сказали, что готовите президента к международным контактам совместно с министром иностранных дел. А как распределяется ответственность между МИД и ОПУ — есть ли между вами конкуренция?

Все очень просто. МИД, как записано в соответствующих положениях и актах, обеспечивает осуществление внешнеполитической деятельности государства. То есть это ежедневная работа, которая включает много оперативных и стратегических направлений по обеспечению национальных интересов государства, а также защиты наших граждан, находящихся за рубежом. В структуре МИД есть и центральный аппарат в Киеве, и его зарубежные учреждения. То есть это полноценная дипломатическая структура.

Офис президента обеспечивает политическую деятельность президента. Тот же директорат внешней политики, который является основным внешнеполитическим подразделением ОПУ, является небольшим по численности — насчитывает до 20 человек.

Поэтому моя задача, как заместителя руководителя ОП по внешнеполитическим вопросам, и тех людей, которые мне подчинены — это обеспечивать ежедневную внешнеполитическую деятельность президента как главы государства и руководителя внешней политики Украины.

Если в МИД, условно говоря, один человек может вести одну или несколько стран, то у нас в ОПУ один человек может вести полмира. Поэтому можете представить нагрузки и ответственность. Всегда в ОПУ работали лучшие дипломаты, и обладали институциональной памятью и имели соответствующий опыт работы за рубежом. То есть, скажем так, это creme de la creme дипломатической службы Украины.

А есть разногласия между МИД и ОП?

Когда цель определена правильно, то разногласий не бывает. Но, безусловно, последняя инстанция, которая принимает окончательное решение — это президент Украины.

В последнее время фактически происходила ротация послов или назначение новых. Кто, собственно, подавал их кандидатуры?

Здесь есть четкая процедура, которая, скажем так, не зависит от персоналий. Послов назначает президент своим указом. Но до появления есть ряд этапов. Предложение о назначении той или иной кандидатуры посла выносит на рассмотрение президента министр иностранных дел Украины. Далее документы обрабатываются в Офисе Президента, изучается биографическая справка, опыт этого человека, и кандидатура выносится на согласование президента Украины.

Владимир Зеленский внимательно изучает сам биографию каждого посла. Очень часто он лично общается с ним. И мы эту практику хотим расширить. И посол после разговора с Президентом Украины работает ответственно в стране пребывания.

После согласования президента МИД направляет ноту — агреман — в страну пребывания. Потому что страна должна еще дать свое разрешение (отказов, к счастью, пока не было).

Иногда я слышу от журналистов вопрос: «почему так долго». Именно потому, что этот процесс занимает иногда не месяц. Мы же не можем повлиять на принимающую страну, чтобы она ускорила выдачу агремана. Как правило, установлены сроки до одного месяца на его рассмотрение. Но сейчас, например, в условиях коронавируса, часто эти вопросы рассматриваются медленнее. Иногда страна не дает вовремя агремана, несмотря на свои внутриполитические вопросы. Поэтому здесь нельзя винить Офис президента или МИД в затягивании процедуры.

А уже когда есть агреман, тогда МИД готовит проект указа президента, который, опять-таки, поступает в ОП, и мы его готовим для подписания президентом.

За каденцию президента Зеленского изменена уже большая часть дипкорпуса. Только за период карантина вышло шесть новых указов о послах в разных частях света — от Азии до Африки. И этот процесс будет продолжаться. Мы сейчас ожидаем поступление новых предложений от МИД на должности послов — не только на вакантные, но и на те должности в некоторых странах, где послы уже находятся определенный срок. Единственное наше требование — не может долго отсутствовать в стране посол Украины. Особенно, если это страна важна для нас, которая является нашим стратегическим партнером и т. д.

О каких странах сейчас идет речь?

Речь идет о наших стратегических партнерах. Например, мы не могли позволить себе отсутствие посла в США. Поэтому все происходило очень быстро: буквально сразу после снятия предыдущего посла в довольно непродолжительное время получено агреман от американской стороны, и мы назначили нового посла.

Так же с постоянным представителем при ООН. Мы не могли длительно держать эту должность вакантной, и сразу после переезда предыдущего постпреда в Вашингтон был назначен новый постпред.

То же самое будет происходить и по другим странам. Просто все должны понимать, что этот процесс не всегда зависит только от Украины и от тех людей, которые осуществляют назначения.

 «Юмор – это то оружие, которое есть у нашего президента, и он его очень часто и умело использует»

А как изменилось восприятие президента Зеленского на международной арене за этот год?

Год назад всем был интересен феномен уверенной победы его на выборах. Многие собеседники говорили откровенно: «Мы завидуем такому вашему и вашей парламентской силы результата, нам бы такой. А как вы это сделали? Можно у вас поучиться?». Это они говорили открытым текстом, спрашивали кто в шутку, а кто и всерьез.

И очень много было желающих встретиться, например, во время саммитов. Вообще, мы проводим во время саммита с участием президента (будь то Генассамблея ООН, или это интронизация императора Японии) до 15-20 встреч. Иногда, к сожалению, приходится отказывать из-за плотного графика. Лидеры относятся к этому с пониманием. Такое желание пообщаться с Зеленским не исчезло и сейчас. Наоборот, только возросло — потому что уже сделаны определенные шаги за этот год, они интересные и есть, о чем поговорить.

А шутят президенты во время телефонных разговоров или во время личных встреч?

Очень часто. Особенно наш президент.

Дипломатия позволяет такое?

Безусловно. И именно поэтому он нравится другим своим коллегам. Они ценят его чувство юмора и его реакцию. Он очень остро и быстро может ответить. Это ценится в дипломатии, так как не всем — профессиональным дипломатам или президентам других государств — это свойственно. Юмор — это оружие, которое есть у нашего президента, и он его очень часто и умело использует. Есть множество таких примеров, когда-то, возможно, об этом можно будет написать в мемуарах.

 «Уже сейчас должны выработать новый алгоритм сотрудничества в условиях глобальных вызовов»

Сейчас весь мир закрыт из-за пандемии коронавируса. Как эта ситуация влияет на международную политику?

Международная ситуация изменилась, сейчас страны работают немного по-другому. Но не верьте тем, кто говорит, что страны закрываются. Большинство, наоборот, открываются и протягивают руку помощи друг другу в эти трудные времена. Надеемся, что коронавирус изменит мир к лучшему, а не к худшему.

Государства и политики понимают, что мир на самом деле очень маленький. Никто не мог представить хотя бы еще два-три месяца назад, что все полностью остановятся. Не частично регионы, не частично какие-то страны, а весь мир! Буквально за считанные недели.

Чтобы не повторить еще одного такого локаута (а ученые и эксперты прогнозируют повторение новых волн эпидемий), нужно изменить систему отношений. Возьмем, например, наш европейский регион, отношения Украины с ЕС или в рамках «Восточного партнерства». Уже сегодня мы должны выработать новый алгоритм сотрудничества в условиях таких глобальных вызовов.

Кстати, мы предложили инициативу учредить в условиях пандемии сотрудничество стран-соседей в преодолении коронавируса. Об этом говорили с президентами наших стран-соседей, в том числе с Президентом Польши. И это нашло поддержку.

То есть что-то нужно делать. Иначе мы каждый раз просто будем заложниками таких пандемий.

Может повлиять пандемия на безвиз для Украины? Да и в целом на свободное передвижение по территории ЕС?

Нет, не думаю, что это повлияет. Мы говорим с нашими партнерами, и никто не ставит вопрос об отмене безвизового режима, который мы довольно трудно получали. Ни от одного нашего собеседника я не слышал, что пандемия станет основанием закрыть границы для Украинской или, тем более, отменить нам безвиз. Так же, как и другим странам — не только у нас безвиз с ЕС, но и украинцы ездят без виз и в другие страны мира.

То есть границы после пандемии будут открыты?

Да. Возможно, не сразу, но постепенно все равно будут открываться. И это объективная реальность.

Даже Украина не сразу откроет границу, а также постепенно. И у нас все-таки эпидемия началась позже, чем в большинстве стран-членов ЕС. Мы немного отстаем по графику. Слава богу, у нас цифры довольно оптимальные: меньше и инфицированных и летальных потерь. То есть президентом было вовремя принято решение об ограничительных мерах в Украине.

 «Лето будет горячим с точки зрения внешнеполитической деятельности»

А когда могут возобновиться международные встречи глав государств?

Начну с того, что, например, на март-апрель у нас было запланировано шесть визитов президентов иностранных государств в Украине. Ни один из президентов, с которыми мы уже разговаривали по телефону, не сказал, что он отменил этот визит — они говорили, что «перенесли визит». И уже начинаем говорить о новых датах визитов тех президентов.

Точнее говорить трудно. Но могу сказать, что определенные визиты мы планируем на летние месяцы. И наши партнеры также подтверждают реалистичность этих планов. Поэтому будем надеяться, что лето будет у нас горячим не только с точки зрения преодоления коронавируса, но и с точки зрения внешнеполитической деятельности. Возможно, даже придется отказаться от отпусков. Но международную деятельность следует продолжать.

Кстати, у нас была идея (и думаю, она будет-таки реализована), чтобы президенты иностранных государств в рамках посещения Украины приезжали не только в столицу, в Киев, но и посещали один из регионов Украины. И вот в рамках тех шести визитов, о которых я говорил выше, запланировано, кроме посещения столицы, поездка к еще одному (или иногда даже двух) региону Украины.

Президент поставил мне задачу восстановить эту программу визитов, которые сейчас перенесены. Поэтому я уверен, что мы на это тоже выйдем. Это будет тоже новый опыт украинской дипломатии.

 «Нормандскую встречу можно провести по видеоконференции»

Что со встречами в «нормандском формате» (запланированная в декабре 2019 году встреча на апрель 2020 не состоялась — ред.)?

Трудно сказать.

Но регулярно работают форматы на уровне советников, регулярно работает Трехсторонняя контактная группа, недавно встречались в онлайн-режиме главы МИД «нормандской четверки». Хотя, безусловно, встреча лидеров — это встреча лидеров. И в Париже мы видели, насколько важно после трехлетнего перерыва собраться, посмотреть друг другу в глаза, изложить свои позиции и настоять на них (что и сделал наш президент). И определить те результаты, которые должны были быть достигнутыми.

К сожалению, не все эти результаты достигнуты.

Чего конкретно?

Не удалось, например, остановить огонь. Мы постоянно выступаем с этой инициативой, нас поддерживают два наших партнера по «норманнскому формату».

Генеральный секретарь ООН предлагает в условиях пандемии остановить огонь вообще везде в мире. Мы безусловно поддерживаем эту инициативу, обсуждали ее в ходе телефонного разговора с Генеральным секретарем ООН Антониу Гутерреша. Президент Макрон ее поддерживает (мы об этом говорили с ним во время последнего телефонного разговора). Но этого не достигнуто не только в мире, а, к сожалению, и на Донбассе: продолжаются обстрелы, люди продолжают погибать.

Так же не получен доступ гуманитарных организаций к неконтролируемым Украиной территориям.

Можно ли этот вопрос сдвинуть с мертвой точки?

Мы постоянно говорим об этом с руководством Красного Креста, с нашими партнерами. Со своей стороны, мы предоставляем полный доступ всем гуманитарным организациям к заключенным на территории Украины.

А есть какие-то ориентировочные даты очной встречи лидеров «норманнского формата»?

Мы не привязывались к дате. Если будут определенные сдвиги в исполнении парижских договоренностей, то встречу можно провести и в мае, и в июне.

И опять же, здесь не важен формат. Если к тому времени не будет возможности провести это «вживую» в Берлине, как это планировалось, это можно, опять-таки, сделать по видеоконференции. Но все будет зависеть от выполнения договоренностей.

 «Сейчас нет оснований для возврата посла Украины в Россию»

К годовщине президентства Владимир Зеленский заявил о том, что его главная цель как президента Украины — это закончить войну. Есть ли план окончания войны в ОПУ?

Все очень просто: выполнять Минские договоренности. Да, они не идеальны и президенту Зеленскому достались по наследству.

Наша позиция: мы готовы выполнять часть, которая закреплена за Украиной. И мы неоднократно говорили об этом.

Но начинать, безусловно, нужно с вопросов безопасности. И мы готовы к проведению выборов, в том числе на оккупированной территории. Но как можно проводить выборы в условиях отсутствия полной безопасности? Кто будет контролировать ситуацию на улицах? На избирательных участках?

Алгоритм есть. Уже не один пошаговый план был составлен.

Первым должен быть мир и безопасность граждан. Поэтому, собственно, и президент Зеленский свои усилия сконцентрировал, в том числе, на обменах. Можно говорить, что их мало, что не всех меняют, но главное, что люди возвращаются домой. И это, кстати, единственное условие Парижского саммита, более-менее выполняется — несколько обменов проведено. Они идут трудно, но происходят. И нет ничего лучшего, чем вернуть людей домой. Поэтому над этим вопросом президент Зеленский будет работать и дальше.

Так же, как и над другими гуманитарными инициативами. Например, отстроенный мост в Станице Луганской: люди теперь могут нормально пересекать линию разграничения, включая соответствующий подвоз к линии автобусов. Люди проходят, получают свои выплаты на подконтрольной Украиной территории.

И когда говорим о новых точках разведения войск, то подходим к этому с гуманитарной стороны — они должны быть там, где для населения важно прекратить огонь. Вот и все. Поэтому гуманитарный аспект решения этой ситуации будет всегда на повестке дня президента Зеленского.

А вы верите, что с Россией все-таки можно договориться в норманнском формате?

Если нельзя будет договориться, то тогда будем говорить о других форматах.

Ставится ли вопрос о возвращении на должность посла Украины в РФ?

У нас работает дипломатическое представительство Украины в Москве, а также несколько генконсульств в других городах России. То есть интересы наших граждан обеспечиваются, они могут обратиться в консульство, если возникают какие-то проблемы. Но возвращение посла Украины в РФ пока не планируется. Так же, нет посла РФ в Украине.

В свое время посол Украины был отозван — мы вынуждены были пойти на этот шаг, чтобы прореагировать на российскую агрессию. Сейчас нет оснований для возвращения посла Украины в РФ.

 «Мы не снимаем с повестки дня визит президента Украины в США»

Как повлияла на позиционирование Украины в мире история Владимира Зеленского с Дональдом Трампом? И имели они после такой общей огласки там встречи или телефонные разговоры?

У нас была встреча президентов в Нью-Йорке, во время Генассамблеи ООН — как раз в разгар этого скандала. Далее же, по очевидным причинам, скандал пошел на убыль.

Помню, что во время встречи, когда пресса вышла из зала переговоров, то лидеры Украины и США ни разу не упомянули о проблемной ситуации. Достаточно долгое время шел конкретный разговор о конкретных вопросах. После этого у нас не было телефонных разговоров, но мы поддерживаем регулярный диалог с администрацией. Так, госсекретарь Майк Помпео посещал Украину 31 января — и снова была долгая и плодотворная беседа и с президентом Украины, и с другими официальными лицами. И вот недавно снова состоялся телефонный разговор с госсекретарем Помпео.

Мы не снимаем с повестки дня визит президента Украины в США. Но президент несколько раз заявлял, что ему не нужен визит ради визита. Этот визит должен быть эффективным, прежде всего, с экономической точки зрения, товарооборот с США мог бы быть намного больше, чем сейчас. И есть потенциал для такого увеличения в любой сфере. Это и энергетика, диалог по которой начался еще в сентябре 2019 в Польше, когда на встрече с вице-президентом США Пенсом был заключен трехсторонний меморандум между Украиной, Польшей и США о поставках американских энергоресурсов в Европу, в том числе в Украину.

И авиастроение — сейчас мы ведем соответствующий диалог. И другие сферы.

Эти экономические сферы не должны быть заложниками политических ситуаций.

Сейчас объективная ситуация — предвыборная кампания в США. И она будет горячей до момента выборов. При этом Украина будет придерживаться взвешенной политики. Мы благодарны американским властям за двухпартийную поддержку Украины. Потому что и республиканцы, и демократы всегда к Украине относились однозначно: Украина нуждается в поддержке. Сейчас мы такую ​​поддержку получаем: или в виде поставки конкретных вооружений, или финансовой поддержки на реформирование нашего военного сектора. Вот это наиболее важно.

То есть конкретные экономические достижения и конкретная рука помощи, протянутая в тяжелый для Украины период, остаются и не забываются.

Как Зеленский воспринял эту ситуацию, когда она приобрела такую ​​широкую огласку? Понимая, что его втянули в мировую информационную кампанию, как он на это реагировал?

Безусловно, такая ситуация не добавляет положительных эмоций. Потому что когда готовишься к встрече с президентом одной из самых могущественных держав мира, а здесь бурлит скандал, то это не особо вдохновляет. Но ты все равно должен делать то, что запланировал.

Вспомните, когда мы были в Нью-Йорке, многие здесь, в Украине, советовал отменить встречу с Трампом, мол, не надо сейчас президенту Зеленскому встречаться с ним, потому что эта история будет продолжаться и т. д. И не меньшее давление, очевидно был и на американскую сторону, со стороны их экспертов-что «давайте откажемся от встречи с Зеленским», «зачем вам эта встреча».

Вот если бы мы поддались на советы таких псевдополитологов или псевдомеждународников и отказались от этой встречи? Но оба лидера приняли мудрое решение провести эту встречу.

Мы подняли важные для нас вопросы. Результат был очень позитивным. После этого продолжился диалог на тех уровнях, которые уже должны выполнять договоренности глав государств.

Поэтому эта необычная ситуация сделала нашего президента сильнее. В том числе, и в разговорах с иностранными лидерами.

Ну и важно, что между президентами Украины и США появилась «персональная химия» — я это видел собственными глазами. Надеюсь, она будет продолжаться.

Стратегическая «пятерка» Украины

Какое государство сейчас приоритет №1, главный партнер для Украины?

Приоритетом номер один для Украины — это защита национальных интересов Украины. И все, кто нам в этом не мешает, для нас являются партнерами. И это точно не одна страна.

Стратегическим партнером Украины, например, остается США. Ведь стратегический партнер — это та страна, которая иногда в тяжелые времена готова помогать. И, что более важно, понимая твои национальные интересы, готова соответствующим образом подстраивать какую-то свою политику. Поэтому, безусловно, США были, есть и остаются таким партнером.

Бесспорно, нашими стратегическими партнерами являются страны-члены ЕС, особенно соседи. Так, Польша была, есть и останется нашим стратегическим партнером. Президенту Зеленскому удалось снять с повестки дня некоторые острые вопросы, и у нас сейчас прекрасное развитие отношений с Варшавой. Ведь Польша всегда была одним из наших лучших союзников и является страной, которая поддерживает нас во всех вопросах — от ООН к европейской интеграции и НАТО.

Можем говорить, что неоценимой в нынешних условиях есть роль Германии и Франции для Украины. И это не только «нормандский формат».

Также Турция — страна, которая нам помогала, помогает и будет помогать в различных сферах. Которая, имея непростую ситуацию в своем регионе, помнит, знает и ценит усилия Украины и ведет с нами регулярный диалог. С президентом Эрдоганом мы общаемся практически ежемесячно, кроме визитов, которые у нас есть.

Вот такая стратегическая «пятерка». Но это не еменьшает значимость и других стран. За время карантина произошло более 20 телефонных разговоров — а в тяжелые времена, во времена кризиса, очевидно, что прежде всего говоришь со своими партнерами и друзьями. И кроме уже названных лидеров был и президент Азербайджана, и президент Литвы, и наследный принц ОАЭ. И каждый из этих разговоров завершается конкретным результатом. Поэтому вот этот приоритетный перечень, который, надеемся, не будет уменьшаться, а только расширяться.

Удалось потушить «языковой конфликт» с Венгрией?

С Венгрией ведутся переговоры. Говорили между собой министры иностранных дел. Я поддерживаю диалог с дипломатическим советником премьер-министром Венгрии. Безусловно, мы готовы к встрече на уровне: президента Украины и премьер-министра Венгрии, когда позволят обстоятельства. Но вопрос не простой, он комплексный: потому что к этому привлечены местные общины, местные власти, несколько министерств и ведомств, которые на своем уровне ведут переговоры. И решать его «нахрапом» — не получится, несмотря на желание отдельных официальных представителей и Венгрии, и, к сожалению, отдельных представителей в Украине.

Безусловно, визит премьер-министра Венгрии в Украину будет должным образом подготовлен. Потому что нет лучшего инструмента решения таких ситуаций, чем переговоры. Отсутствие диалога всегда хуже, чем диалог. Поэтому надеемся, что такой плодотворный диалог у нас с Венгрией будет продолжаться. Бесспорно, при этом национальные интересы Украины для нас будут самыми важными в определении подходов к решению этого вопроса.

В последнее время стали тесны, даже дружеские, связи президента Зеленского с арабским миром, в частности с ОАЭ. Чего ожидать от этих двусторонних взаимоотношений?

Да, это правда. Несколько раз наш президент общался по телефону с руководством ОАЭ. В частности, с наследным принцем.

Есть личный контакт. Пока на уровне телефонных разговоров — было по крайней мере два телефонных разговоры. Один из них — когда президент Украины выразил соболезнования по поводу смерти брата наследного принца. Кстати, Зеленский был единственным европейским лидером, который выразил сожаление. Поверьте, мне это было оценено в Арабских Эмиратах, они такие жесты понимают и ценят.

А второй разговор состоялся с более приятной возможностью. Недавно в условиях борьбы с пандемией Арабские Эмираты доставили 11 тонн гуманитарной помощи для Украины. Это было высококачественное медицинское оборудование, защитные костюмы, перчатки, бахилы, очки и тому подобное. Все было лучшего качества, то, что используют Эмираты у себя. Президент поблагодарил принца за эту помощь. Речь шла также о предстоящем визите Президента в Арабские Эмираты после окончания карантина.

Известно, что в этом году планировалось проведение Экспо-2020 в Дубае. По моей информации, окончательное решение о переносе еще не принято. Хотя, скорее всего, это мероприятие таки будет перенесено. Украина строит свой павильон. Это, кажется, первый раз, когда у нас есть отдельный павильон на Экспо — и не где-то в закоулках, а рядом с влиятельными странами. Мы не отказываемся от этой идеи, будем достраивать павильон. Конечно, президент Зеленский посетит Арабские Эмираты для участия в Экспо. Но это не отменяет полноценного отдельного официального визита. Безусловно, Арабские Эмираты — это именно та страна, где мы можем искать инвестиции.

На своем уровне я поддерживаю отношения с коллегами, которые занимаются внешнеполитической сферой в ОАЭ. Поэтому думаю, что это очень перспективное направление нашего сотрудничества.

 «После снятия запрета на передвижение в условиях коронавируса будем планировать азиатское турне президента»

Глава МИД Дмитрий Кулеба сказал, что делает ставку на развитие азиатского направления. Насколько ОПУ это поддерживает? Не помешает ли это реализации уже определенного стратегического курса?

Офис президента безусловно поддерживает такую ​​позицию министра иностранных дел.

Единственное, что я бы уточнил. Трудно говорить о «азиатской политике» как таковой, потому что Азия очень разнообразная. Сложно говорить о единой азиатской политике в отношении, например, Японии, Китая или Индии. Потому что это три огромных страны, со своими интересами, со своим уровнем развития отношений с Украиной. Поэтому здесь я бы говорил о том, что нам нужно действительно больше внимания уделить развитию относительно с конкретными странами в Азии.

И если мы коснулись измерений деятельности президента в этом направлении, то после снятия запретов на передвижение в условиях коронавируса мы, безусловно, будем планировать азиатское турне президента. Чтобы он посетил несколько стран, с которыми нам нужно усилить наши отношения.

В прошлом году был прекрасный визит президента в Японию. Нам также нужно усиливать наши отношения с Китаем (и мы это делаем). Нам нужно продолжать развитие наших отношений с Индией. Она уже сейчас протягивает нам руку помощи в эти тяжелые времена, предоставляя нам определенную гуманитарную помощь.

Хотя при этом я бы не забывал о других регионах. Например, Латинская Америка не менее интересна для Украины с точки зрения экономического потенциала.

Не забываем также и об Африке. Там тоже не меньший потенциал для развития нашей торговли и выхода наших предприятий на их рынок. Кстати, в условиях коронавируса мы видим, что ситуация в Африке не менее (а может, к сожалению, и более) сложная. Мы, как страна, которая преодолеет эту пандемию, тоже можем помогать, уже имея свой опыт, свое оборудование …

Украинские же медики уже были в Италии …

Да. И это, кстати, тоже была инициатива президента Украины. Мы откликнулись на просьбу наших итальянских партнеров. Наши медики получили неоценимый опыт. После этого был разговор с премьер-министром Италии, который поблагодарил за нашу помощь и сказал, что эта помощь в трудные времена никогда не будет забыта итальянским народом.

 «С каждым иностранным лидером мы говорим об экономике»

В течение первого года своего президентства Владимир Зеленский больше говорил, что Украине нужны инвесторы, чем союзники в войне. Собственно, насколько это направление успешно развивается?

Военная агрессия — не основание прекращать работать над привлечением инвестиций в Украину. Ведь первый вопрос, который ставит инвестор представителям Украины, официальным представителям — «а какая ситуация у вас с реформами, какова ситуация с соблюдением законодательства».

За этот год было сделано несколько шагов, о которых трудно было говорить при предыдущих президентах. Например, земельная реформа. Украина до сих пор оставалась одной из, кажется, шести стран, которые не реформировали эту области вообще. Помните, как это трудно было протолкнуть. Как трудно давалось в парламенте. Как критиковали и говорили, что после закона упадет рейтинг президента тому подобное. Но эта реформа началась, президент Украины подписал закон о земельной реформе.

Безусловно, мы учитывали консультации наших партнеров. Конечно, не все довольны. Эта реформа уже необратима. И это лишь одна из реформ.

Учитывая пожелания инвесторов, мы реформируем и нашу судебную систему. И еще много других вещей. И инвесторы это все видят — а они видят, потому что мы слышим обратную реакцию от лидеров иностранных государств, которые выражают мнение и своих инвесторов.

Кроме того, в разговоре практически с каждым главой государства, кроме политических вопросов, речь всегда идет о конкретных экономических проектах. Когда готовится визит президента за границу, то президент мне говорит, «если во время этого визита не будет подписано определенного количества сделок или контрактов (поскольку, как правило, визит сопровождается бизнес-форумом), мне такой визит не нужен». То есть не нужна встреча ради встречи, чтобы просто поговорить о политическом развитии, а затем разъехаться и на следующий день забыть об этом. Поэтому визитов без экономики, без внешнеэкономических измерений у нас не происходит.

Такая же ситуация, когда к нам приезжают наши партнеры: мы всегда приветствуем, когда они приезжают в сопровождении бизнес-комьюнити. Организуем для них отдельные встречи с нашим бизнесом.

По моей оценке, мы делаем успехи в этом направлении. Не готов сейчас оперировать конкретными цифрами инвестиций. Ну и, безусловно, не лучшее время говорить об инвестициях, когда, к сожалению, все остановилось. Но задел мы все равно делаем.

Сегодня в ЕС говорят о том, что после пандемии не должны применяться торгово-экономические барьеры. Президент Зеленский говорит, что Украина первая будет за это ратовать.

И сейчас мы очень часто решаем вопрос, когда во время пандемии не проходят какие-то товары через Украину или наших перевозчиков куда-то не пускают. Тогда президент звонит своему коллеге, просит пропустить наших автоперевозчиков к той или иной стране. Его позиция: несмотря на ограничения для людей, остановку туризма, экономика должна работать. Конечно, позиция эта такой же останется и в будущем, когда мир восстановит свое нормальное существование.

Что именно интересует иностранных инвесторов в Украине?

После земельной реформы инвестиции в аграрную отрасль только усилятся. У нас есть уже определенные положительные примеры. Также мы привлекаем (и уже есть определенные позитивные сигналы) инвестиции в реформирование нашей инфраструктуры: очень многим международным компаниям интересно инвестировать в реконструкцию или строительство наших дорог, мостов и прочее.

Мы должны восстановить наше речное и морское судостроение, авиастроение. Практически на каждой встрече с лидерами стран, которые имеют соответствующий потенциал, президент говорит об объединении усилий.

Это то, что я чаще всего слышу на переговорах.

Ну и безусловно, возобновляемая энергетика.

Поэтому вот, наверное, эти три основные сферы, в которых Украина является лидером, даже просто исходя из своего расположения. Потому что мы не можем не быть интересны с точки зрения инфраструктуры, будучи в центре Европы на пересечении торговых экономических путей. Мы не можем не быть интересны с аграрной точки зрения, имея самый большой земельный потенциал в мире. И все эти преимущества мы должны объективно использовать и иметь с этого соответствующий результат.

Какие вопросы чаще всего сейчас ставят западные партнеры? Потому что раньше, очевидно, это была тема войны.

Они и сейчас интересуются ситуацией на Донбассе, хотят из первых уст услышать о ситуации там. Поэтому президент всегда делится этой информацией. Эта тема продолжает занимать определенную часть разговора практически со всеми лидерами и продолжает оставаться на повестке дня.

Следующий вопрос — ход реформ. Наши партнеры хвалят успешные вещи, которые были сделаны президентом. Иногда говорят о том, что, по их мнению, может быть изменено к лучшему или ускоренно. Очень внимательно следят за нашим законодательным процессом.

Часто сами интересуются или продвигают (в хорошем смысле) интересы своих производителей в Украине. Понимая, что Украина — это большой рынок. К сожалению, поднимают и проблемные вопросы инвесторов, которые уже работают в Украине. И президент всегда на это реагирует, мы не оставляем запросы без ответа. Их, кстати, становится меньше. Надеюсь, эта тенденция продолжится и дальше.

Зеленский и Трюдо. О чем говорили, когда у жены канадского премьера подтвердили короновирус?

Насколько коронавирус повлиял на ведение международной политики в мире?

Если речь идет об отношениях между лидерами, то иногда я вижу, что отношения стали более искренними. Потому что разговор начинается с того, что «как у вас здоровье, как здоровье вашей семьи, желаем вам здоровья, вашей семье, жене, детям». Такого раньше на официальных переговорах слышать не приходилось. Надеемся, что это выльется в соответствии и в межгосударственные отношения.

Поэтому мир персональной дипломатии, по-моему, стал более искренним. Что будет с общегосударственной дипломатией, еще увидим. Но надеемся, она также будет следовать этой тенденции.

И опять же: если все и после этого не сделают выводов, тогда нас ждут еще хуже пандемии, бедствия и катаклизмы.

Собственно, на коронавирус переболели и лидеры некоторых государств. Как к этому относятся их визави?

Нормально относятся — поддерживают. Когда, например, появилось сообщение, что Джастин Трюдо вынужден остаться на самоизоляции из-за обнаруженного коронавируса у жены, то мы сразу позвонили Джастину и он откликнулся на наш звонок. Кроме очень теплой персональной беседы и пожеланий президента Зеленского скорейшего выздоровления его жене, они с премьер-министром Канады обсуждали важные вопросы украинско-канадских отношений.

Борис Джонсон сейчас восстановил свое здоровье. Надеюсь на телефонный разговор с ним в ближайшее время. Зеленский и Джонсон ранее уже несколько раз говорили по телефону, и мы обсудим важные аспекты украинско-британских отношений, которые нам нужно и дальше развивать. Жизнь продолжается, и друзья должны поддерживать друг друга в таких тяжелых условиях.

 «Традиционная дипломатия вернется, а протокол будет модернизирован»

По вашему мнению, коронавирус повлияет на дипломатический протокол?

Мы уже ввели определенные инновации в нашем протоколе. Например, несмотря на коронавирус, президент продолжал принимать верительные грамоты от иностранных послов. Как правило, принятия верительной грамоты — это протокольная церемония, происходит в условиях особой торжественности: посол подходит к президенту, приветствуется, передает верительные грамоты, фотографируется с президентом. Далее происходит разговор.

Нам удалось немного упростить эти протокольные вещи: не было, например, рукопожатий. Но упрощение протокола абсолютно не повлияло на его содержание. И ничего страшного не произошло. Мы нарушили, возможно, определенные нормы протокола, но мы сделали самое важное — сохранили суть. Ведь только когда дипломат вручил верительные грамоты президенту страны пребывания, тогда он становится полноценным послом: может проводить официальные встречи, помогать Украине уже как представитель своей страны.

Следующее. Мы увидели, что можно говорить о «виртуальных визитах». Ранее этот термин звучал даже смешно, а теперь его используют многие лидеры, министры иностранных дел. Например, наш министр иностранных дел уже совершил «виртуальный визит» в Германию.

Поэтому очевидно, что протокол изменится. Потому что, с одной стороны, протокол — это фундаментальное понятие. Но с другой — он также меняется на протяжении дипломатической истории. И это нормальный процесс.

Надеемся только, что реальные визиты никуда не исчезнут, потому что «персональная химия» между президентами возникнет только при личных встречах, когда они смотрят в глаза друг другу, говорят тет-а-тет. Без этого никогда не получить высокий уровень конфиденциальности или защищенности. Никакая онлайн-конференция в zoom или даже телефонный разговор этого не обеспечит.

Поэтому традиционная дипломатия вернется, а протокол, безусловно, будет модернизирован.

Источник: BitukMedia

Лента

Алексей Резников: Донбасс в шаге от экологической катастрофы уровня “Чернобыля”

Ряду неподконтрольных правительству районов на востоке Украины угрожает экологическая катастрофа, сообщил вице-премьер-министр Украины – министр по вопросам...

Нагорный Карабах: По итогам сегодняшнего дня, 23 октября…

Прежде всего, в контексте боевых действий в Нагорном Карабахе стоит озвучить официально, со слов президента Азербайджана подтверждённые освобожденные села и населённые пункты....

США ввели санкции против Ирана за попытку вмешаться в выборы 2020 года

За попытку повлиять на предстоящие выборы в Соединенных Штатах Минфин США включил в санкционный перечень пять иранских структур и организаций, о чем сообщили в...

Россия уничтожила более 85 тысяч рабочих мест на оккупированной территории Украины

С начала войны, в Донецкой области, оккупированной боевиками РФ, поочередно закрывают предприятия промышленного комплекса ОРДЛО. Работу прекратили более 15 предприятий и 19...

США сократит свой военный контингент в Афганистане

Международная безопасность зависит от будущего Афганистана. Несмотря на множество попыток вернуть мир на территорию страны, одна из ключевых стран Центральной Азии все...

Актуально