Среда, 8 сентября, 2021

Долговой кризис госкомпаний несет риски для экономики РФ

Must Read

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин предупреждает, что рост в экономике доли государства, которое в начале 2000х контролировало треть российского ВВП, а теперь держит в собственности более 50% ВВП, несет в себе много рисков.

К примеру, это долговая нагрузка государственных компаний, которая в период кризиса может лечь тяжелым бременем на бюджет, отмечает Кудрин.

Непрозрачность работы госпредприятий может спровоцировать увеличение скрытых долгов, гасить которые придется государству, а точнее, налогоплательщикам, указывает глава СП.

Три года назад эксперты РАНХиГСК подсчитали, что формально низкий внешний государственный долг России, составляющий менее 20% ВВП, увеличивается в 5 раз, если к обязательствам правительства добавить долги госбанков, госкорпораций и структур, где государство владеет более 50% капитала.

Если учесть этот факт, то госдолг в расширенном определении, включает контролируемые государством компании, составляет почти половину всех внешних обязательств российской экономики. На госбанки приходится 69% внешней задолженности банковского сектора, а на госкорпорации нефинансового сектора — почти треть всего корпоративного долга.

По данным ЦБ на 1 июля, за три года с момента исследования РАНХиГС, общий внешний долг России сократился на 49 млрд. долларов, до 471 млрд.

В то же время, прямой внешний госдолг вырос на 1,6 млрд. долларов, до 61,3 млрд. долларов; задолженность банков сократилась на 27,7 млрд. долларов, до 77,6 млрд.; корпораций — на 23 млрд. долларов, до 315,9 млрд.

При этом, ЦБ в оперативной статистике не раскрывает какая именно доля в этих обязательствах приходится на госпредприятия.

В августе прошлого года Счетная палата писала, что Минэкономразвития отчитывается лишь об 1% государственных АО. Хотя выборочный анализ материалов по оставшимся юрлицам «показал, что многие из них нестабильны или имеют отрицательную динамику».

Более того, на начало прошлого года у властей не было даже точной информации о том, сколько именно госпредприятий ему принадлежит. Так, в системе Росстата были зарегистрированы 1059 государственных АО и 760 ФГУПов. На уровне Росимущества 34 АО и 134 ФГУПа неожиданно пропали: ведомство декларировало, что владеет только 1025 компаний первого типа и 626 — второго. В базе ФНС по неизвестной причине исчезает уже более 600 предприятий: «налоговая» видит только 218 госАО 792 ФГУПа

Как отмечает Кудрин, сейчас эти расхождения исправлены: установлено, что на балансе государства -752 АО и 496 ФГУПов.

Он подчеркивает, что непрозрачность госкомпаний принесет государству «сюрпризы», которые «иногда обходятся в 10% ВВП». Именно такие суммы власти выделяли на спасение проблемных предприятий в кризисы 2008-09 гг, а также 2014-16 гг.

Самым ярким примером погашения долгов за счет бюджета, можно назвать Внешэкономбанк, который набирал дешевые валютные кредиты на Западе в период нефти по 100 долларов за баррель и оказался на грани дефолта после введения санкций в 2014 году. В 2017-19 гг ВЭБу было выделено 400 млрд. рублей из казны на решение долговой проблемы, а общая сумма помощи банку с 2014 года составила 746 млрд. рублей.

Подводя итого Кудрин утверждает, что госсектор может временами играть важную и положительную роль, но ему пора начать сокращаться. «Особого пути» в данной ситуации нет, так как госкомпании редко становятся экономическими и инновационными драйверами.

Лента

В ДНР обрушилась часть шахты «Ясиновская глубокая»

С момента аварии на шахте «Красный партизан» едва ли прошли сутки, как в ОРДЛО произошла еще одно фатальное ЧП. На...

Актуально