Суббота, 10 апреля, 2021

Годовщина «Амманского совещания»: Как Кремль и РПЦ, потерпели позорное поражение

Must Read

26 февраля исполняется год со дня проведения так называемого «Амманского совещания» предстоятелей и представителей Поместных Православных Церквей. В начале, эта так называемое «Амманское совещание» должно было состояться, в формате Всеправославного собора, целью которого было решение «украинского вопроса» — автокефалии Православной церкви Украины. Такие желания провести именно «собор», а не «братскую встречу», представители РПЦ озвучивали практически сразу после предоставления Вселенским патриархом Варфоломеем Томоса об автокефалии Украинской Церкви. И им это не удалось из-за ряда канонических причин. Попробуем проанализировать причины и последствия этого позорного поражения дуэта РПЦ и Кремля.

https://www.ng.ru/upload/iblock/dac/patriarch-b.jpg
https://static.ukrinform.com/photos/2020_02/thumb_files/630_360_1582910144-317.jpg

Вымышленные каноны.

Главным препятствием стало то, что согласно указам всех канонов и традиций Православной Церкви, созывать и проводить мероприятия подобного уровня, является исключительным правом и привилегией Вселенского патриарха. Сам Вселенский патриарх такую ​​московскую авантюру погреб ещё в зародыше, резко осудив и охарактеризовав её как «неканоническую инициативу, которая подрывает Вселенский престол». После резких заявлений из Константинополя стало очевидным, что Вселенский патриарх играть в эту кремлевскую игру не собирается.

Это не остановило Данилов монастырь, и там придумали новый, невиданный и неслыханный канон или принцип, согласно которому право созывать Всеправославный собор мог любой из Предстоятелей Поместных Церквей, согласно указу существующего диптиха. Одними из первых такое мнение озвучили в среде Московского Патриархата в Украине, в частности протоиерея Николая Данилевича и митрополита Антония (Паканича). Впоследствии в РПЦ пытались найти в такой инициативе историческое и каноническое обоснование. Хотя объективного подтверждения такой выдумки так и не нашлось, Москва перешла от слов к действиям.

Поиски предстоятеля на роль козла отпущения.

В России начали искать жертву, которая возьмёт на себя ответственность за проведение так называемого «собора». Конечно, Кирилл (Гундяев) мог и сам объявить о созыве такого псевдо — собора, однако это вызвало бы возмущение в Православном мире и одновременно открыло настоящие планы Кремля на эту авантюру. Поэтому церковная Москва в привычном порядке, хотела совершить свои коварные планы чужими руками. Вероятно именно для этого председатель внешне церковных отношений РПЦ митрополит Илларион (Алфеев) совершил летом 2019 года, турне по Поместным Церквям. И имя этой жертвы стало известно лишь осенью того же года. Но о нём чуть позже.

Вполне вероятно, что в РПЦ рассчитывали на поддержку своих сателлитов среди Поместных Церквей, к которым относили Александрийского и Антиохийского патриархов, занимающих второе и третье место в диптихах после Константинополя. По прогнозам многих экспертов, поддержать кремлевскую инициативу и объявить о созыве так называемого «Всеправославного собора» мог Александрийский Патриарх Феодор. На такую ​​мысль влияло его прошлое, связанное с РПЦ, и недавние теплые связи с Московской Патриархией. Но не так сложилось, как думалось, и к удивлению многих, глава Александрийской Церкви в ноябре 2019 года признал ПЦУ.

Этот факт сильно разозлил российских церковников, которых они восприняли «как нож в спину». В то же время признание Александрией, которая в то время стала третьей Церковью, которая признала ПЦУ, заставляло иерархов РПЦ активизировать свои действия в отношении псевдо собора. Согласно их риторики, «раскол лишь усугубился», а значит «с ним нужно что-то делать». И того ж месяца стало известно, что на эту российскую авантюру согласился Иерусалимский патриарх Феофил. Во время своего посещения белокаменной встречи с Путиным и получение денежной премии от Международного фонда «Единство православных народов», патриарх Феофил 21 ноября 2019 года, объявил о своём решении пригласить Предстоятелей Православных Церквей в столицу Иорданского Хашимитского королевства — Аммана.

Несмотря на свою готовность поддержать РПЦ, глава Иерусалимской Церкви, чётко обозначил формат будущей встречи, назвав её «не Всеправославным собором», а только «братской встречей в любви», цель которой, «соборно обсудить вопрос сохранения нашего единства в евхаристическом общении». По крайней мере, так передали его слова на официальном сайте Московской патриархии.

Ширма для настоящих намерений Кирилла.

Впрочем, Москву мало интересовало православное единство. Их главной целью был перехват первенства в православном мире. Забота об утраченном единстве была лишь ширмой, скрывала амбиции РПЦ. Средства и обоснования своих планов Гундяев со своими сторонниками также удачно замаскировал. В частности, они пытались подтолкнуть Предстоятелей Поместных Церквей, признать ПЦУ «раскольниками», а Вселенского патриарха — еретиком, через общение с теми же «раскольниками». Такая комбинация, по мнению московитов, означала бы то, что Вселенский патриарх больше не может занимать первое место в диптихах, следовательно, необходимо выбрать на это место другого человека.

Для оправдания своих действий российские иерархи и богословы приводили исторические примеры, когда еретиков, занимавших Константинопольский престол, были осуждены и отстранены от власти на Вселенских соборах. Хотя в истории действительно были такие случаи, но с устранением от патриаршества определенной личности, сама Константинопольская Церковь не теряла своего места в диптихах. И в документах Соборов не указывается, кто из участников был против такого положения.

Планы РПЦ переходили все рамки разумных и дозволенных действий. Конечно, именно Вселенскому Собору принадлежит вся полнота власти в Православии и именно на них устанавливались диптихи. Как свидетельствует история, каждый раз изменения в диптихах всегда вызывали споры и недоразумения. Теперь же Московская патриархия пыталась вообще перекроить общий диптих по-своему, переместившись с пятого места на первое. Безусловно, это повлекло бы волну возмущения, которое бы действительно могло расколоть Православие на тех, кто симпатизирует Москве, и тех, кто исповедует верность древней традиции, и остаётся с Константинополем.

Такие посягательства на первенство РПЦ на протяжении длительного времени обдумывались их численным превосходством. Однако такие аргументы Москвы ничего не стоят для Православия. Ведь количество, никогда в истории Церкви не признавалось каким-то важным доказательством. Известно много примеров, когда еретики количественно преобладали настоящих верующих, однако это никогда не было свидетельством правильности их позиции. Как тогда, так и теперь.

Кроме этого, амбиции Москвы противоречат самому евангельскому принципу, который озвучил сам Христос: «Кто хочет быть первым, пусть будет последним». Также они идут в разрезе с историей христианской Церкви. Если место первого освободилось, то почему его должен занять пятый по диптиху патриарх, а не, скажем, тот же Александрийский, Антиохийский, или Иерусалимский патриархи? Именно об этих Церквях упоминается в Священном Писании, именно здесь появились первые христиане в Иерусалиме и проповедовали самого Спасителя, и так зародилась Церковь Христова.

Начало фиаско амманськой авантюры.

Поняв всё коварство Данилова монастыря, и проанализировав все возможные последствия такой инициативы, Предстоятели Поместных Церквей, стали один за другим отказываться от участия в «братской встрече». Кипрский Архиепископ Хризостом резко осудил такие планы Москвы и заявил, что «Московский патриарх никогда не будет первым!». Даже Церкви, которые считаются сателлитами Москвы, также отказались от участия в этом сомнительном мероприятии. В частности, Антиохийский патриарх Иоанн, обосновал свой отказ желанием избежать усиления разногласий и «углубление разрыва между братьями». Впоследствии о своём отказе объявила Грузинская, Болгарская и другие церкви.

Всего с 15 признанных Поместных Церквей, в этом псевдо соборе, приняли участие шесть церквей, из которых только четыре были представлены предстоятелями: (Иерусалимский Феофил, Российский Кирилл, Сербский Ириней, Чешский Ростислав) и двумя епископскими делегациями от Польской и Румынской Церквей. По сути никто из влиятельных церквей не прибыл на собор Антиохийской, Александрийской, Румынской, Грузинской патриархи. Они отказались от участия в этой встрече. В общем, провал РПЦ состоялся ещё с большим размахом, чем ожидалось. Ведь на встречу в Аммане прибыли только традиционные представители и «сторонники» Москвы. Никакой неожиданности для аналитиков не произошло. Этот не до собор стал самым позорным поражением для Московского патриарха, который увидел свою реальную поддержку в Православном мире. Ни кремлёвские деньги, ни влияние российских агентов в рясах, не дали Москве воплотить свои коварные планы в жизнь.

Коэффициент полезного действия этого мероприятия был равен 0,000%, ведь в конечном итоге участники не приняли никакого решения. На официальном сайте Московской патриархии в рубрике под голословным названием «В защиту единства РПЦ», и уже почти год висит жалкий «Пресс-релиз по Итогам братской встречи Предстоятелей и делегаций православных Церквей». Суть, которой можно объяснить словами украинской поговорки «говорили-балакали, сіли і заплакали».

Все решения «грандиозного события», которое РПЦ пыталась сделать с этого мероприятия, уместились в нескольких абзацах, в которых в отношении Украины было решено, что «для исцеления и примирения необходим всеправославный диалог». Вопрос о Македонии должн решаться «посредством диалога внутри сербской Православной Церкви и при всеправославной поддержке», а в отношении Черногории — «настоятельно призвали её власти уважать и соблюдать основополагающие права собственности, в том числе права Церкви».

Учитывая такие утверждения, складывается впечатление, что участники собрания не раздумывали о методах «восстановления православного единства», а только, по словам другой украинской поговорки, «переливали з пустого в порожнее». Этот псевдо собор стал лишь констатацией имеющихся позиций и декларированием напрасных надежд. Одна, из которых отразилась в решении делегатов «собраться как братья, предпочтительно до конца этого года, чтоб укрепить дружеские связи молитвой и диалогом». Год прошёл, а эти «братья» так и не собрались. Более того, некоторые из них, а именно Сербского патриарха Иринея, уже нет на этом свете, а сам инициатор, Московский патриарх Кирилл, уже почти год находится на самоизоляции. Наверное, никто из Предстоятелей так долго не находился в таком состоянии.

Маловероятно продолжение.

Таким образом, афишированный псевдо собор не принёс желаемых результатов. Несмотря на заявления российских церковных рупоров о «продолжении» подобных собраний, именно продолжение с каждым днём ​​становится маловероятным. Это собрание принесло только финансовые и репутационные потери российским инициаторам, что отразились ещё на потере доверия российских властей к самой РПЦ. Хотели навредить Вселенскому патриарху, а навредили сами себе. Как говорит народная мудрость: «не рой яму ближнему, потому что сам в неё упадешь».

Именно в этой яме сейчас и находится Московская патриархия. Впрочем, с ней рано или поздно нужно будет выбираться. Возникает логичный вопрос, каким образом? Таких методов, учитывая риторику российских церковников и инсайдерскую информацию, два. Один из них заключается в желании украинского филиала Московского патриархата, и в дальнейшем оставаться в лоне РПЦ, и драться за это до последнего солдата, чего придерживается тандем Паканича и Новинского. Или предоставить той самой филии так называемую «гибридную автокефалию», о которой всё чаще говорит активное крыло русской Церкви.

Есть ещё третий вариант, который сводится к формуле мира. Формула, которую озвучил диакон Андрей Кураев, которого сама же РПЦ, недавно лишила сана. Эта форма состоит в следующем:

а) членство в так называемой Московской Церкви нельзя считать государственным и политическим преступлением;

б) членство в ПЦУ нельзя считать каноническим преступлением.

Исходя из этой формулы ПЦУ и РПЦвУ, необходимо признать собственные Таинства, что пока маловероятно. Пока реалистичные только два пути: либо оставаться в нынешнем статусе, или предоставлять всю ту же «гибридную автокефалию». Первое — за последние 30 лет показало свою недостаточность, а после получения Томоса и бездеятельность. Второе — невозможно учитывать тот самый Амманский псевдо собор, на котором было отмечено, что «дарование Автокефалии тем или иным Церквям, должны решаться в духе всеправославного диалога и единства и на основе всеправославного консенсуса».

Недавно эксперты высказали мнение, что предоставление этой «автокефалии», может состояться на архиерейском соборе РПЦ, который должен состояться осенью текущего года. Такой ход событий завёдет церковную Москву в ещё более глухой угол. Ведь, во-первых, это противоречит позиции самой РПЦ, которую они дублировали в Аммане. Во-вторых, сам архиерейский собор не вправе решать такие вопросы. Дарение такой автокефалии, относится к компетенции Поместного собора. Об этом иерархи РПЦ заявили ещё в 1992 году, отвечая на просьбу УПЦ МП о даровании полной независимости, и это же прописано в Уставе Московского патриархата, который «принимает решения, относящиеся к предоставлению Автокефалии, автономии или самоуправления частям Русской Православной Церкви » (Глава 5, пункт Б).

Над подобными сценариями можно долго дискутировать. Однако все они априори обречены на поражение, как и любые надежды на «Амман 2.0». Прошлый год это ярко показал. Ни одна Поместная Церковь не поддержала этот псевдо собор, зато состоялось признание ПЦУ со стороны древней Церкви Кипра.

Единственным верным вариантом выхода из этой ситуации есть только признание ПЦУ со стороны Русской Церкви, которое рано или поздно произойдет.

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Виктор Гвоздь: Кремль может снова начать взрывать Россию для вторжения в Украину

В целях оправдания возможной военной агрессии против Украины российские спецслужбы могут организовать провокацию внутри России с последующим обвинением Украины...

Актуально