Четверг, 20 июня, 2024

История храма – МАФа на фундаменте Десятинной церкви: «Сакральная жертва» или провокация?

Must Read

Ночью 17 мая по решению суда была снесена Десятинная Церковь возле Музея истории Украины. Она была построена незаконно, поэтому руководству УПЦ (в единстве с МП) дали время на то, чтобы они сами разобрали свой храм и возвели его в законном месте. Однако Епископ УПЦ (МП) Гедеон (Харон), являющийся настоятелем этого монастыря, уехал в США в начале вторжения РФ и не собирался подчиняться решению суда.

После того, как все апелляционные суды УПЦ (МП) проиграла (а судов было очень много), самые ценные вещи из храма были вынесены клириками храма, но сам храм они решили оставить, чтобы в очередной раз показать картинку о “гонении на православие”.

Накануне ночью храм был снесён. Почему ночью сносили храм? Потому что чиновники решили отнестись максимально толерантно к верующим, которых УПЦ (МП) использовала как живой щит, и это уже было раньше. В таком случае, согласно законодательству, их могли арестовать, если бы те препятствовали сносу.

Снос любого храма/часовни – это, конечно, трагедия для каждого православного христианина, независимо от конфессии. Но УПЦ (МП) умышленно довела ситуацию до столь печального финала, хотя имела возможность разобрать храм, и построить его в другом месте и тогда конфликт был бы исчерпан.

Редакция Духовного Фронта Украины знает об этих потерянных шансах УПЦ (МП) из достоверных источников. В частности, разобраться в этой истории нам помогла Татьяна Сосновская, генеральный директор Национального музея истории Украины в 2015-2020. Она рассказала об истории появления, так называемого храма-МАФа Московского Патриархата на территории музея.

Татьяна Сосновская, генеральный директор Национального музея истории Украины (2015-2020).

Итак, краткие факты:

После появления храма-МАФа на территории музея началось противостояние между его новым руководством и представителями Московского Патриархата. Сначала священники во главе с Епископом Хароном пытались убедить Татьяну Сосновскую в “законности” своего присутствия, ссылаясь на какие-либо письма от предыдущего директора. Однако Сосновская настояла на предоставлении официальных разрешительных документов.

“Я часто предлагала им обратиться в Киевский совет, чтобы предоставили землю в центре, но в другом городе, чтобы они могли туда переместиться”, – вспоминает экс-директор.

В 2016 году появилась возможность цивилизованно перенести незаконную постройку за счёт меценатов.

“Меценат сказал, что он готов расширить смету, осторожно это сооружение разобрать и собрать на новой территории так, что даже не будет видно нарушений”, – рассказывает Сосновская.

При содействии тогдашнего заместителя мэра Алексея Резникова планировалось выделить общине УПЦ (МП) новый участок в центре Киева.

“Резников сказал, что он поговорит с Кличко, но сначала нужно получить согласие от религиозной общины”, – цитирует Сосновская.

Однако представители общины отвергли это предложение легализации. “К сожалению, мне не удалось их убедить”, – разочарованно прокомментировал тогда Резников.

То есть в 2016 году у них был шанс спокойно переехать и получить все разрешения в другом месте. Но они отказались”, – рассказывает экс-директор.

Татьяна Сосновская объяснила, почему процесс освобождения территории музея от незаконного строения УПЦ (МП) через суды оказался чрезвычайно сложным и затяжным. Музей подал иск в Окружной административный суд Киева (ОАСКУ). “Рассматривался иск довольно долго. Было несколько судов”, – вспоминает экс-директор.

Общественные активисты настаивали на решительных действиях против самостоятельного построения, однако Сосновская стремилась действовать исключительно в правовом поле. “Нужно откровенно сказать, что общественные активисты требовали, чтобы мы просто подогнали экскаватор и сравняли с землей. Я их уверял, что это нужно сделать законно”, – объясняет она.

Во время последнего заседания, когда, казалось, все доказательства свидетельствовали в пользу музея, адвокат религиозного общества заявил о предвзятости судьи, что позволило обнулить все предыдущие заседания. В конце концов, суд закрыл дело, отказавшись рассматривать законные аргументы музея.

По документам это было три киоска по 20 квадратных метров, отсюда и появилось название «храм-МАФ».

8 апреля 2024 Национальный музей истории Украины объявил сбор для реализации судебного решения от 2 октября 2023 о снесении застройки. Представителям религиозного сооружения было предоставлено время для добровольного исполнения судебного решения.

Реакция на события 17 мая 2024

Татьяна Сосновская высказала своё мнение относительно того, как быстро и без противостояний было снесено незаконное сооружение. Она считает, что правильный расчёт шагов и ограничение круга информированных лиц позволили избежать конфликтов. “Это было сделано тихо, без всяких противостояний, не дав повода для пропаганды”, – подытожила Сосновская.

Она уверена, что Бог не разрешил построить большой храм на фундаментах Десятинной церкви и узаконить присутствие Московского Патриархата на этой территории.

Это можно рассматривать как Божью волю. Ведь если большой проект храма не удался раньше, значит, Бог не благословил. И теперь, когда сооружение, наконец, убрали “тихо”, можно сказать что “Богу было угодно, чтобы это сделали”, хотя на самом деле это были “совершенно правильно рассчитанные шаги”.

Она предполагает, что всё это произошло в комендантское время: “То, что это нужно делать во время, когда нет пика на дорогах, чтобы можно было машинами заехать и уехать спокойно, это абсолютно любому человеку понятно. “Ну, то, что это начали делать в 10 часов вечера, я уверена, что в комендантский час уложились”.

Рассказывая о реакции на демонтаж, госпожа Татьяна категорически отвергает утверждение о том, что демонтаж связан с нежеланием УПЦ (МП) присоединяться к ПЦУ: “Это абсолютно ерунда!”

По её словам, причина была сугубо в том, что суд признал здание незаконным, независимо от конфессиональной принадлежности: “Если решение суда демонтировать незаконное строение, у этого сооружения нет никаких разрешений, нет никаких оснований там находиться, в историческом ареале, в зоне ЮНЕСКО , без разрешений построились, и какой бы конфессии оно ни было, оно незаконно построено.”

Татьяна также вспоминает, что ещё в 2015 году, когда бывший Митрополит Киевский Филарет посетил музей, он категорически отказался от шутливого предложения построить рядом на горе и им часовню: Нет, по-бандитски и незаконно мы делать не будем. Бог управит, и правда будет.

Храм-МАФ УПЦ МП демонтирован возле Десятинной церкви в Киеве

Вывод:

Принудительный демонтаж “храма-МАФа” УПЦ (МП) в охранной зоне по решению суда, с юридической точки зрения, является разрушением культового сооружения, которое уже подаётся верующим этого религиозного объединения, как посягательство на религиозные чувства, потому что затрагивается сакральное. Однако вина за произошедшее лежит на тех лицах из УПЦ (МП), кто совершил незаконные действия, самовольно построив сакральное сооружение с нарушением закона в охранной зоне, тем самым создал вызов и спровоцировал общество и государство. В то же время представители данного религиозного объединения отклоняли любые предложения по мирному урегулированию этого дела, сакрализовывая месторасположение незаконного строения. Когда для УПЦ (МП) стало понятно безвозвратность решений о демонтаже в принудительном порядке, пришло и «принятие» – ими было эвакуировано самое ценное движимое имущество. Однако сразу после новостей о демонтаже в УПЦ (МП) заявили об «убийстве храма» и устроили церемонию прощания.

«Сакральное место» одухотворили, а на его фундамент несли цветы, как к могиле усопшего человека.

Настолько ли это соответствует православной экклезиологии? – наверняка должны ответить богословы. Но с информационной точки зрения, «сакральное место» превратили в «сакральную жертву» в очередные истории о «гонении».

Распространенные в обществе тезисы о необходимости “проектировать” это решение на все храмы УПЦ (МП), ошибочны и безосновательны. Заявления некоторых представителей ПЦУ о том, что снос произошел из-за нежелания УПЦ (МП) присоединиться к ПЦУ, является “полной чепухой”. Незаконное сооружение в любом случае подвергается демонтажу независимо от его конфессиональной принадлежности.

Жалобы в среде УПЦ (МП), что это произошло из-за “недостаточности документов”, вызывают возмущение, ведь насколько “духовным методом” является захватывать территорию, начинать противоправные действия, а затем пробовать “узаконить” захваченное. Зачем своё сакральное навязывать всему обществу в незаконный метод и требовать уважения, потому что для них это «сакральное». Эта ситуация ярко иллюстрирует системную проблему несоблюдения законов и пренебрежения ими со стороны отдельных представителей православной иерархии.

А что касается религиозного сообщества, то он уже второй день кипит эмоциями, и линией разлома, независимо от юрисдикционной принадлежности, есть либеральные или консервативные мировоззрения каждого. Очень грустно, что на потребителя консервативного мировосприятия, инфопространство на эту тему активно наполняют тезисами по «болотам», как очередной аргумент в оправдании войны самопровозглашенного «катехона» против «загнивающего мероприятия».

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Кардинал Паролин: Мы не воюем с Россией, но ищем мира

На полях мероприятия, проходившего в итальянском сенате, Государственный Секретарь Святого Престола среди прочего поделился с журналистами мнениями о саммите...

Актуально