Пятница, 27 мая, 2022

Как социальные активисты ПЦУ стали ангелами-хранителями тяжелобольных детей и бездомных

Must Read

Ночные рейды для помощи бездомным, транспортировка тяжелобольных детей – это только часть направлений социального служения Киевской Митрополии ПЦУ. Руководителем этой сферы в Киевской области является Роман Холодов. «Мой приход – это дети и бездомные», – говорит Роман и признаётся, что, имея духовное образование, мечтает о священстве, но сейчас главной нишей его служения является помощь нуждающимся. Эксклюзивно сайту «Духовное величие Львова» он рассказал о том, где удаётся брать мотивацию и силы, несмотря на то, что приходится видеть человеческое горе каждый день, и почему каждый может стать волонтером в своём доме уже сегодня.

https://i2.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/sots-683x512-1.jpg?w=683&ssl=1

-По какому принципу вы кормите бездомных на улицах?

-Ранее мы обеспечивали регулярную раздачу продовольствия бездомным. В этой инициативе очень поддержал Митрополит Епифаний и продолжает это делать. Но сейчас действует примерно 10 организаций, которые занимаются обеспечением едой нуждающихся в столице. Потому мы немного изменили тактику и взяли на себя другую ответственность. Теперь организовываем ночные патрули — то есть помогаем бездомным лицам в темный период суток, когда самый холод. Это патрулирование города, по переходам, разным локациям (где находят ночлег бездомные), помощь горячей едой, одеждой, обувью, что сейчас очень важно в холодное время. Ночью человек самый беззащитный, ему негде согреться, преимущественно голодный. Конечно, оказываем и до медицинскую помощь: обработку обморожений и т.д. Никогда на себя не берем больше, чем то, на что мы способны. Наше правило – не навреди. Но когда видим рану, которую можем обработать, мы её обрабатываем. Для этого мы консультировались со специалистами, которые рассказали нам, как это делать. Сейчас во время COVID-19 напряжение в медицинской системе ещё больше возросло, поэтому вызов быстрого к бездомному человеку ничего для него не изменит, нужно пытаться максимально помочь самостоятельно.

https://i2.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/sou188-768x512-1.jpg?w=768&ssl=1

Фото: velychlviv.com

«Перевоз тяжелобольных детей, учит ещё больше ценить мгновения, которые проводишь с родными людьми».

-Почему решили взяться за транспортировку тяжелобольных лиц? Насколько я знаю, сейчас в распоряжении отдела социального служения ПЦУ Киевской Митрополии есть 2-а специализированных автомобиля?

-Да, есть 2-а специализированных авто. Начали мы в начале весны прошлого года с покупки первой машины. И это тоже удалось осуществить с благословениями и стараниями Блаженнейшего Епифания. Когда ты делаешь доброе дело для Бога, то делать его как-нибудь нельзя. Его нужно делать качественно. Потому что мы и раньше возили тяжелобольных деток на обычном авто. Поэтому возникало немало трудностей. И наша мечта сбылась – удалось приобрести два, специально оборудованных, автомобиля. Мы помогаем тяжелобольным людям, которые нуждаются в транспортировке, но не могут оплатить частные перевозки, потому что они очень дорогие. К примеру, когда у нас был один автомобиль, и он вышел из строя, мы попросили помочь частную компанию. Ребенка нужно было перевезти из Херсонской области в Киев, и расстояние составляло 600 километров. В этой компании сообщили, что нужно заплатить 63 тысяч гривен. Этот проект зарождался из-за того, что мы увидели большую потребность в перевозке тяжелобольных детей и взрослых. Конечно, есть государственные службы, которые возят по городу таких людей, но всё равно часть этой ниши заполняем мы. Один из успешных кейсов, это когда мы транспортировали женщину из Варшавы, которая имела 3 кровоизлияния в мозг. В Польше она, с помощью кесарева сечения, родила ребенка. Мы эту женщину вместе с ребенком транспортировали из Варшавы в Харьков. Если бы это была частная перевозка, то она обошлась бы в 9 000 евро. Это далекое расстояние, сложности состояния этой женщины и состоит в том, что рядом ребенок маленький. Но нам удалось решить эту непростую задачу.

https://i1.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/4645-768x678-1.jpg?w=768&ssl=1

Начиная с мая, мы начали ездить в Беларусь. Помогаем детям попасть туда на лечение или после его завершения домой. Если раньше можно было решить некоторые проблемы с помощью перелёта, то сейчас авиа путь из Беларуси в Украину перекрыт, поэтому единственная возможность транспортировки пациентов с помощью автомобилей. Наша миссия проста и понятна. Перевозка каждого человека это практически спецоперация. Это сложная работа, потому что ты видишь, как в людях гаснет жизнь. Но она позволяет ценить, любить родных и близких каждый день. Вообще, проблема тяжелобольных детей непростая. Важно понимать, что нет каких-нибудь не таких детей. Ребенок может не говорить, просто лежать, но если мы будем его воспринимать по-христиански, то осознаем, что это полноценный человек, требующий внимания и тепла. Пока у нас не было чрезвычайных ситуаций в перевозках, Господь благословляет. Стараемся не заменять медиков. Если мы видим, что не можем транспортировать человека из-за его слишком сложного состояния, то этого не делаем.

https://i0.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/so-sluzhinnya-4-768x876-1.jpg?w=768&ssl=1

Фото: velychlviv.com

«Если делаешь доброе дело, то перестаёт быть слишком тяжело».

-Как Вам удается психологически справляться с тем, что Вы постоянно видите страдания людей?

-Мы к этому шли сознательно. Помощь постепенно росла. Наверное, мне помогает по этому делу умение быть честным с собой. Если ты это делаешь для Бога, если ты христианин, то это не будет так трудно. Главное желание. Если ты делаешь от души, это верный путь. Если же ты это делаешь для карьеры, для личностного роста, то не будет правильной мотивации. Цель у практикующих христиан – помогать ближним. И помнить, что добрые дела – это не средство достижения Царства Небесного, это свидетельство того, что ты христианин.

https://i1.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/sogeg-768x512-1.jpg?w=768&ssl=1

Фото: velychlviv.com

-Иногда в социальных сетях Вы рассказываете о том, что Вам часто говорят, что зачем ты, молодой, занимаешься социальным служением, помогаешь бездомным людям. Что отвечаете на такие упреки?

– У меня есть небольшое собственное дело. Оно тоже мне помогает отвлекаться. Это своеобразная медитация для меня – работа по дереву. Для себя я нашел это направление, и это моё. Я уверен, что можно и работать активно и быть волонтером. Это требует немного больше времени и мотивации, но всё возможно. У меня в жизни было несколько ситуаций. Сейчас я вижу, что мой жизненный путь шел к социальному служению.

https://i0.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/sotststs-768x714-1.jpg?w=768&ssl=1

«Если знаешь, что в твоём доме, в подъезде есть кто-то одинокий, купи просто конфеты, открытку и поддержи человека».

-К примеру, какие жизненные моменты лично Вас подтолкнули к социальному служению?

-У меня была история очень неприятная. Я на несколько дней остался без крова. Тогда мне очень хотелось есть, но нечего было. Было очень тяжело на душе. Я сидел на берегу реки и корил себя, что оказался в такой ситуации. Но когда наклонился, то увидел золотую серьгу. Тогда первым делом пошел и обменял её, чтобы купить еду. Но тогда я не придал этому внимания, но со временем понял ценность этой ситуации. Впрочем, главным толчком для меня, чтобы начать социальное служение, была война. Волонтером можно быть где угодно. Если знаешь, что в твоём доме, в подъезде есть одинокий, купи конфеты, открытку и просто поддержи человека. Иногда можно услышать, что люди постарше злые. А я думаю, что их наверняка кто-то обидел, в своё время, и они закрылись от мира. Если с человеком поговорить, уделить ему внимание, то чувствуешь, как он открывается. Главное в помощи – регулярность. Нельзя на праздник Николая привезти детям в интернат подарки, а потом круглогодично не бывать там. Я не говорю, что не нужно помогать – нужно, но важна регулярность. Если ты становишься другом отверженному человеку, сироте, то будь готов, что помощь – это тоже ответственность. Например, не сказать какой-нибудь семье: «Я передумал вам помогать». Это приведёт к достаточно трагическим последствиям. Мы помогаем психологически родителям особых или тяжелобольных детей и в случае смерти. Матери таких детей находятся в сложном психологическом состоянии: бывают нервные срывы, а также суициды. Приходится с этим работать: постоянно их слушать, помогать. Бывает, что маме, кажется, что её тяжелобольной ребенок ему что-то сказал, или сжал руку. И она звонит мне, потому что ей больше не с кем этим поделиться.

https://i1.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/sots-sluzhinnya1-768x512-1.jpg?w=768&ssl=1

-У Вас есть очередь нуждающихся в транспортировке?

— Очередей нет. Пока для «сарафанного радио» наших мощностей хватает. Мы чётко объяснили, что не является социальным такси. Помогаем действительно тяжелобольным детям. С данным этапом обращений мы справляемся. Две машины закрывают эти запросы. Я понимаю, что их больше. Планируем развитие. Целью в будущем новые авто приобрести, которые будут одинаковые и будут иметь небольшой размер. Они дешевле в обслуживании, более мобильны. Чтобы закрывать потребности детей из регионов в ОХМАТДИТ или Онкологический центр нужно 5 машин меньших и одна большая. Примечательно, что среди родителей таких детей очень крепкая вера. Иногда я думал, что люди с больными детьми не верят в Бога. А оказалось, что они верят и очень любят своего ребенка, а также ценят в нём жизнь и душу, потому что понимают, что он может в любой момент умереть. Очень многие родители просят причастить такого ребенка, готовятся к этому ответственно, держат пост вместо этого ребенка.

https://i2.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2022/01/sots8-768x880-1.jpg?w=768&ssl=1

-У Вас есть духовное образование. Не было ли мыслей стать священником?

-Да, действительно, у меня есть духовное образование. Просто так сложилась жизнь. Я мечтаю о священстве. Но то, что ты ещё не имеешь, даёт возможность глубже переосмыслить его ценность. По-моему, это самая большая честь и награда для человека. Иногда священники из бедных приходов говорят мне: «Чем я могу помочь?», я им всегда отвечаю – «Имеете самое ценное – Святое Причастие». Главное не бояться идти к людям с тяжелобольным детьми домой, проповедовать им, быть рядом. Возможно, будь я священником, то не работал бы активно в социальной сфере. Мой приход – это дети, бездомные. Иногда мне говорят: «Тебя не «грузят» тяжелобольные дети и это все?». Так я отвечаю, что меня больше «грузят» безразличные черствые люди. Хотя благодаря им мы тоже работаем. Мамы рассказывают, что когда в коляске своего ребенка транспортируют в обычной маршрутке, то вынуждены его накрывать от лишних взглядов. Также многие смотрят слишком внимательно, это всё некомфортно. Когда же в таких детях увидеть полноценного человека, проблема отпадает. Хуже всего, когда такие дети в сёлах. Там этот ребенок, как аттракцион. Люди обсуждают, за что соседям послан такой ребенок. Думаю, что все общество и все люди это как часовой механизм. Когда мы используем пластик, выбрасываем мусор в реку, то это потом отзывается отрицательным состоянием экологии. Каждый хочет закрыться в своём мире. Если бы мы подали друг другу руку, то всё было бы по-другому. Когда берёшь такого ребенка на руки, относишься к нему по-доброму, то чувствуешь любовь и понимаешь, что она хочет твоей поддержки.

ПОДДЕРЖАТЬ СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ В КИЕВСКОЙ МИТРОПОЛИИ  ВЫ МОЖЕТЕ ПОСИЛЬНЫМ ПОЖЕРТВОМ:

4149629317780708  Холодов Р.

Источник: velychlviv.com

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

На Волыни приход в селе Олеск присоединился к ПЦУ

26 мая 2022 года иерарх ПЦУ епископ Матфей в помещении епархиального управления встретился с прихожанами Свято-Духовского храма села Олеск...

Актуально