Среда, 17 августа, 2022

«Люди не могут терпеть настроения на Москву»: разговор с отцом из Харькова Виктором Маринчаком

Must Read

В храме Иоанна Богослова в Харькове с начала полномасштабного вторжения РФ в Украину стало больше прихожан — люди, ранее ходившие в церкви Московского патриархата, теперь идут в храм Харьковской епархии ПЦУ. Настоятель храма отец Виктор Маринчак объясняет: после начала войны в Харьковской области люди хотят отгородиться от русского.

О начале боевых действий, поддержке верующих, церкви в оккупации и отношении к коллегам из Московского патриархата, Виктор Маринчак рассказал «Украинскому радио Харьков».

О Харькове и верующих в начале вторжения

Сразу после вторжения люди упустили возможность издали приехать в храм, транспорт прекратил работу, метро стало хранилищем, и мы проводили богослужение сначала на первой неделе войны практически в пустом храме.

Первые недели были самые тяжелые.

Закрылись все лавки. Люди не знали, что делать и как быть. Очень многие поехали из Харькова. Вся наша улица была заставлена ​​оставленными машинами. Люди уезжали эвакуационными поездами. И вся привокзальная улица в нашу сторону была в тех автомобилях. Город выглядел суровым.

Некоторое время мы проводили отдельные богослужения в бомбоубежище, на станции метро Университет. Служили литургию, причащали, на первой неделе Великого поста служили великий покаянный канон. Люди были благодарны за то, что мы пришли к ним. Мы приходили не с пустыми руками, а с какой-то помощью и со словом любви и правды.

Духовная поддержка военных и гражданских

Отец Геннадий, который со мной служит в храме, ездит к воинам, бывает в больнице. У нас институт капелланства развит, хотя, безусловно, не так, как нужно было, потому что потребность больше, чем можем обеспечить сейчас.

Приходят и на исповедь, и на беседу, разумеется, время от времени нам приходится хоронить погибших. Тогда иногда общаемся с теми, кого хорошо знаем, а иногда и тех, кого видим впервые. Но и в первом, и во втором случаях это общение на грани между жизнью и смертью.

Все-таки священство имеет очень большой опыт общения с людьми на этой границе. И в мирное время приходится идти к умирающим, исповедовать, причащать, оказывать духовную помощь, иногда учиться у них, кстати. Я так и говорю: «Я не пришел вас учить. Я, скорее, у вас научусь». Это все обогащает наш опыт, и мы не теряемся перед этим.

У нас есть священники Православной церкви Украины, которые послужили или до сих пор служат на оккупированных территориях.

В своих храмах на оккупированных территориях правили молебен за украинское войско, за нашу победу. И люди в деревне это знали, и никто не сдал.

Переход в ПЦУ и Московский патриархат

В Харьковской области единичные случаи перехода в ПЦУ есть. Один случай знаю точно. Там очень жестко настроено церковное начальство в Харьковской епархии. Очень жесткая там дисциплина.

Среди священников Московского патриархата есть патриоты и мне они известны

С другой стороны, есть люди, которые готовятся к встрече Путина и ждут этой встречи. Они как зомби настроены так, как их программирует российская пропаганда, и они считают, что это наши разбомбили Северную Салтовку. У них в голове какое странное образование.

Там работает иррациональная манипулятивная технология, которую применяют в течение последних 10 лет точно, а, скорее всего, и больше пропагандисты Москвы. Если оно уже настроено, чтобы служить Москве, его уже практически не поколеблешь и никакие аргументы бездействуют. Я не скажу, что их большинство таких, но есть как среди священников, так и прихожан Московского патриархата.

У нас приходят оттуда новые прихожане из-за этого. Во время войны пришли очень многие, потому что не могут терпеть настроения на Москву.

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Геноцид, «русский мир», «Зарубежка» без русских писателей: Минобразования обновило школьную программу

Геноцидные действия политического руководства и российского войска в отношении украинцев, «русский мир», «рашизм», вместо выражения «политика русификации» применено выражение...

Актуально