Среда, 4 августа, 2021

«Мы превратились в церковь периода застоя»: Архиепископ БПЦ Артемий (Кищенко) о служении в РПЦ

Must Read

Более тысячи человек подписали обращение к патриарху Московскому Кириллу с просьбой отменить решение Синода об отстранении от служения архиепископа Гродненского и Волковицкого Артемия (Кищенко).

https://i2.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2021/06/6b34a20f-a32b-4959-aa07-242a9ce5bd13_cx0_cy4_cw0_w1023_r1_s.jpg?w=1023&ssl=1

«Мы против использования Церкви в политических целях. Это приносит соблазн и разделение среди чад Церкви, уничтожает доверие к Церкви в обществе», — говорится в обращении православных верующих Беларуси.

Об этом сообщает Радио Свобода.

Решение патриарха Кирилла ожидается 17 июня — после того, как Синод РПЦ дал своё положительное решение по этому вопросу. 69-летнего белорусского архиепископа отправили на покой в ​​начале июня по решению Белорусской православной церкви, которая направила соответствующее ходатайство в РПЦ. В нём данное решение объясняется состоянием здоровья, однако многие православные верующие говорят о политическом подтексте.

Архиепископ Гродненский — один из первых церковных иерархов РПЦ стал высказываться о ситуации в Беларуси и осуждать насилие со стороны силовиков, когда после президентских выборов в прошлом году начались протесты несогласных с их результатами.

Ещё в самом начале протестных акций в августе 2020 года председатель Гродненской епархии жестко осудил насилие. «Нельзя играть с правдой, искажая и кромсать её в угоду политической целесообразности. Кровь жертв и тяжкие страдания людей в эти дни — на совести тех, кто сознательно сам убивал или принуждал других убивать правду», — говорил он в одной из проповедей.

На одной из воскресных литургий архиепископ Гродненский пояснил: «Мы не говорим, какая там политика или политик, какая власть. Мы говорим, что происходит беззаконие. Наши люди превратились в зверей и раздирают своих же братьев. К нам, священникам, приходят и рассказывают со слезами на глазах, «что с моей дочерью делают». К нам приходят, рассказывают старики, которые на лавочке сидели, а их избили, унизили. Они жизнь отдавали за нашу Родину. И множество таких примеров … Поэтому в этом послании мы говорим: «Остановитесь! Вы делаете не по Евангелие, Вы подняли руку на Христа, и вам не будет прощения! И дело ваше никогда не устоит!».

В сентябре прошлого года стало известно, что настоятельница Богородица Рождественского женского монастыря города Гродно, игуменья Гавриила (Глухова), организовала сбор подписей против архиепископа среди прихожан.

17 сентября на провластном форуме «За Беларусь» игуменья назвала участников протестных акций «разъяренным стадом, которое выкрикивает бесовские возгласы»: «Мы видим толпу сумасшедших, которых жалко, за которых хочется молиться, перед которыми хочется встать на колени и просить «Остановитесь!», и которые под сумасшедшие звуки автомобильных клаксонов из венесуэльских революционных сценариев … прикрепили чужеродный, но якобы свой национальный бело-красно-белый флаг, как разъярённое стадо, взывают на весь город бесовские крики».

Даже несмотря на то, что в Белорусской православной церкви к защите протестующих относились по-разному, владыка Артемий оставался до недавнего времени на своей должности. В отличие, например, от митрополита Павла (Пономарева), который подал прошение об отставке 24 августа прошлого года. Его мотивы, очевидно, также были связаны с осуждением в РПЦ действий по защите протестующих: митрополит НЕ противодействовал участия священников в несанкционированных акциях протеста. Назначенный вместо него митрополит Вениамин (Тупеко) не только запретил клира каким-либо образом участвовать в политических протестных митингах, но и сблизился с Лукашенко.

Архиепископу Гродненскому и Волковицкому также уже подобрали замену: его место займет 41-летний Антоний (Денис Доронин) родом из России, который до этого был епископом Слуцким и Солигорским. Владыка Артемий рассказал о том, как он сам трактует причины решения Синода РПЦ отстранить его служения и отправить на покой:

— Это произошло по указанию государства. Сейчас немножко изменилось положение после августовских беспорядков и происходит общая чистка. Граница перекрыта, людей увольняют, сажают. Пока у них затишье — время для того, чтобы немножко поставить церковь на место. Потому что церковники не все поддерживают существующий режим. Сейчас представители власти разъезжают по епархиям, выступают там. Даже я слышал, что просят не молиться за тех, кто в заключении. Такие молитвы запрещены, чтобы нигде не было ни малейшего инакомыслия. Ну, и считали нужным со мной расправиться. По инициативе этой власти представители нашей системы говорили с патриархом в Москве и попросили его помочь ради успокоения обстановки в Беларуси. Видимо, на это он дал им благословение и согласие. Синод сразу же объявил о своём решении.

— Какие были к вам предъявлены претензии?

— Что я разделил общество на два лагеря по политическим мотивам. Разделил священников и прихожан. А это недопустимо. Я возразил, что по политическим поводам я не выступал. Я дал нравственную оценку безумию, когда издеваются над людьми. То, что они мне предъявили, — это было смешно. Могу вам привести пример. Показывают мне фотографию корзины с пасхальными яйцами. На них нарисована «Погоня», наш древний герб, он созвучен и иконографии. Наши знаменитые князья Борис и Глеб изображаются один с копьем, другой с мечом, а они берут свою традицию ещё с древнегреческой церкви от великомученика Георгия Победоносца и Дмитрия Солунского с мечом. Вот такой герб был в наших пределах, а в начале перестройки он был нашим национальным символом, затем мы вернулись к советской символике. Во-первых, изображение этого герба не является преступлением. Во-вторых, это смешно, у нас 100 приходов, и если где-то ребенок нарисовал на яйце «Погоню», я должен об этом знать и карательные меры принимать? Пасхальное яйцо является пасхальное яйцо. Это праздник радости. Люди рисуют то, что священно и дорого для них, это соответствует пасхальному восприятию жизни.

Второе обвинение — почему у нас пели «Могучий Бог»?. 14 августа священники Гродненской епархии на ступенях главного городского храма — Свято-Покровского кафедрального собора, выполнили молитвенный гимн «Могучий Бог» в поддержку белорусского народа. — Прим. Радио свобода.

Это древний белорусский гимн «Могучий Бог, Обладатель вселенной». Митрополит, находясь в Гродно, официально запретил петь этот гимн?. 14 октября патриарший экзарх всея Беларуси Вениамин заявил, что гимн является светским и разделяет людей, — прим. Радио Свобода. Мы его годами пели. У нас музыкальный фестиваль «Коложский Благовест» с международной музыкальной программой всегда начинался с этого песнопения, а тут вдруг это стало запрещено и почти антицерковным. На богослужениях понятно, но на концертных программах — это наш личный выбор. И вот в одном из приходов детский коллектив устраивал пасхальный концерт и спел «Могучий Бог», что посчитали государственным преступлением.

Ну, вы сами знаете, если у нас на балконе будут висеть красные и белые носки одновременно, то можно получить срок.

— А как вы ответили на обвинения в расколе? И действительно, какая часть духовенства поддерживает вашу позицию?

— Я не говорю ни о каком расколе. Я к этому отношусь очень осторожно и использую медицинский принцип «Не навреди». Мы не даем политических оценок. Мы стараемся менять ситуацию изнутри, используя христианство и Евангелие. У нас даже речи, не было ни о какой автокефальной церкви, как в Украине. Это вообще нереальная вещь, у нас все культовые здания принадлежат Белорусскому экзархату, и никакой приход не сможет иметь храм другой юрисдикции. Этот вопрос ещё не созрел даже для обсуждения. Это домысел и лже обвинение. Никакого разделения в нашей пастве нет, наоборот, мы призываем к солидарности, и единству.

— Я слышала также обвинения в том, что при вас Гродненская епархия превратилась в главный приют автокефалистов. Теоретически как бы вы отнеслись к возможности создания белорусской автокефальной церкви?

— Я не скажу, что мы стали центром инакомыслия, мы даже никогда об этом не говорили. Упор делается на то, что надо менять то, что есть, а не придумывать того, чего ещё нет. В будущем жизнь покажет. Конечно, каждый народ имеет право на самостоятельную церковь, иначе это будет использоваться политическими силами с той или иной стороны. Но сейчас на уровне епархии такой вопрос не поднимается. Сейчас мы должны соответствовать своему уровню, а мы превратились в церковь периода застоя, гонений и плена. Мы уже превосходим хрущевские времена, когда уполномоченный передавал свою волю, как жить приходам и говорить. Пока вопрос поместной принадлежности и автокефалии не обсуждались. Будет несправедливо говорить сейчас о симпатии или антипатии. Пусть ответят на ограничение прав человеческих. Идет новая волна — что бы сверху не поступило, все святое.

— Чем ещё вы стали неугодным?

— Посещение мест заключения также предъявлялось в обвинение. Почему посещали заключенных и приносили им лекарства и воду? То, что Христос сказал: «Я был болен, и вы посетили меня, в темнице был, и вы пришли ко мне», — мы не должны принимать за руководство к действию? Для нас должно быть важно указание руководства. Никаких посещений.

И ещё куча мелочей. Батюшка освящал (окроплял св. водой, — ред. ГФУ) паству и вместе со словами «Христос воскрес» сказал ещё: «Живи Беларусь!» А вы что, хотите, чтобы не жила? Правильно сказал, пусть живет Беларусь. Я говорю, я согласен с этими словами. Во всех епархиях есть моменты, когда люди в той или иной форме выражают свою солидарность с теми событиями, которые сейчас происходят. Поэтому обвинения просто некомпетентные.

— Вам 69 лет, а поводом для отстранения без просьбы со стороны потенциального пенсионера является возраст более 75. По состоянию здоровья вы также не подавали никаких просьб?

— Нет, и я не считаю, что по состоянию здоровья я не могу служить. Есть, конечно, возрастные проблемы, я уделяю им внимание, но ситуация не критична. Нет никаких свидетельств со стороны медиков, нет обвинений мне, на основании чего-то. Я Синоду прямо сказал: «Вы делаете нечестно, вы лишили меня кафедры. А мне не стыдно идти на покой».

— Вы выступали против насилия и беззакония, и после этого сразу пришел новый митрополит, запретил клира участвовать в протестных митингах. Какова ваша позиция по поводу участия духовенства в политических протестах?

— Это закономерно — расстраиваться за свой народ. Мы не даём оценку власти или политической структуре, мы говорим о том, что видим нарушение всех норм человеческого бытия. Мы считаем это недопустимым и выступаем с призывом прекратить жестокость к нашему народу и освободить невинных узников. Никакой реакции церкви на это не было, и сейчас это даже не упоминается, как будто никто никогда ничего не писал.

— Почему в таком случае вас не устранили сразу же после этих заявлений, ещё в августе прошлого года?

— Очень бурный был период, это же надо было подливать масла в огонь. Это могло способствовать тому, что мы могли вообще открыто выйти на участие. Сейчас народ запуган. Я считаю, что и с точки зрения политической они поступили неправильно и получат результаты не в свою пользу.

— Чем дальше вы будете заниматься? Каковы ваши планы?

— Во-первых, по действующему законодательству, архиерейского собора епархия должна оказывать материальную помощь, какую денежную помощь назначить. Мне приказано почему-то  покинуть своё место жительство, я должен уехать в Минск, чтобы остаться там, в полном одиночестве. Хотят загнать меня в угол. Будем жить. Пенсия государственная у меня есть … посмотрим, надо будет, устроюсь на работу в приходе сторожем.

— Вы знаете, что соучредитель фонда BYSOL Андрей Стрижак назвал вас «отличной кандидатурой на пост главы православной церкви в новой Беларуси», а диакон Андрей Кураев написал о вас, что вы – «совесть белорусской церкви»?

— Что вы такое говорите, я спать не буду …

— А что вы думаете по поводу кандидатуры вашего преемника Антония?

— Не хочется заниматься разборками и сплетнями, как вы знаете. В своё время Владыка Антоний Мельников, который умер в Петербурге, говорил мне, что, когда он был ректором Минской духовной семинарии, некоторые студенты направлялись на обучение, по комсомольской путевке и потом они влияли на церковную жизнь. Чувствуется, как говорится, что человек уже сейчас один из молодых епископов за поведением чувствует себя обер-прокурором. Человек, как говорится, «от мира сего».

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Мы молимся о том, чтобы мир и любовь пришли в вашу Церковь — игумен монастыря Ксенофонт

Как живут монахи на Святой Горе Афон? Или уже могут украинцы посетить монастыри на Святой Горе? Об этом «Духовному...

Актуально