Четверг, 17 июня, 2021

«В РПЦвУ псовое отношение к священникам, поэтому у них нет будущего» — священник, который перешёл в ПЦУ

Must Read

Священник, из села Фарбоване, Киевской области рассказал «Духовному Фронту Украины» почему решил перейти к ПЦУ. И какая у него была жизнь до перехода в Украинскую церковь. А также, почему Онуфрий даже не является предстоятелем РПЦвУ.

— Лично у меня были намерения перейти в Украинскую Церковь с самого начала. Я всегда был настроен положительно к тому, когда меня посвящали. Я уже тогда думал, что проще будет пойти к владыке Александру и не связываться с РПЦвУ.

Я понимал, что после 2014 года, РПЦвУ изменилась. Ведь состоялся захват канцелярии … пришли другие люди в руководство. И я понимаю, что церковь, как Богочеловеческий организм, она зависит от руководства. Конечно, у нас один руководитель — Иисус Христос, но тут на местах, есть руководители, от которых зависит характер того, как мы идём за Христом. И мы за ним идём, или мы, топчемся на месте, делаем шаг назад, или ещё что-то.

Когда меня направили священником на приход, я столкнулся с другими вопросами. Мне дали два прихода, между которыми 25 км расстояния. Мне обещал благочинный поддержку от митрополита (Антония (Паканича), иерарха РПЦвУ, — ред.). Мол, он даст транспорт, потом мне один неравнодушный священник дал свою машину. Славуту, которая вызвала три ДТП: вылетала задняя ось ….

Были у меня проблемы с ней (машиной, — ред.) и с проживанием в приходе и эти все вопросы пообещали (в РПЦвУ, — ред), решить. Но все эти обещания благотворительного оказались неправдой. Только на словах «решался» и на обещаниях, но никакой работы не велось.

Фото: отец Евгений Зотов

Я жил почти год на квартире одной прихожанки и она сейчас меня поддерживает, потому что она знает эту всю историю от первых уст. И потом, я решился зайти в дом, который готовился к продаже и искал поддержку, чтобы выкупить его. Но я понимал, что священнику нужно где-то жить на месте. У меня жена и я хотел, чтобы она не жила где-то у своей мамы на Сумщине. Чтобы брак не распадался. Потому что мы в браке уже два года, а вместе (живем, — ред.) уже год, на Успение будет. Вот такая была ситуация. Никто на это не обращал внимания, никто не помогал. А тут ещё и COVID и все эти моменты. Епархия (РПЦвУ, — ред.) только говорила по телевидению, о том как она поддерживает семьи, о том, как она поддерживает тех или иных, а на самом деле, как я вижу, а где же моя поддержка?

Собственно говоря, я пришел на приход, где не было ни чаши, ни даже антиминса. То есть богослужебной утвари не было никакой, и чашу я приобрел за свой счет. И потом была такая акция, митрополит (Антоний (Паканич), — ред.) раздавал литийники, чаши. Ну, мне отцы так сообщили, что «Отче ты на это не обращай внимания, то показуха мы знаем тех людей, которые это получили». Там получили только свои. Меня это так немножко возмущало. Я здесь с местными священниками разговаривал на эту тему, говорю «а где же моя помощь?» В своей собственной епархии митрополит Антоний не делает ничего. Потому, что меня бросили на произвол, и он со мной так и не встретился.

Когда у нас было собрание духовенства на Пассию, и я митрополиту Антонию задал вопрос можно с ним встретиться. Он сказал, что он принимает. Это при свидетелях, при всех священниках он сказал. Но когда я нашел машину, приехал, потому что моя машина не в рабочем состоянии. Это ещё был карантин строгий. Меня встретил секретарь — владыка Дионисий и ничего не решил.

Позже, я все же с помощью спонсора приобрел дом в селе, но хозяин свесил на меня, ещё переоформления. Потом я пришел домой и начал рассуждать, а епархии (РПЦвУ, — ред.) я не нужен. Епархия так и не ответила на мою просьбу и не сказала: поможем или не поможем. И я решил, что по уставу всё имущество епархии, принадлежит лично одном митрополиту Антонию (Пканичу), который конкретно ничего не делает и почему я должен на него работать в таком случае? Я посоветовался со старостой деревни и после Радоницы (период после Пасхи, в который происходит поминовение умерших, — ред.), я зашел в сельсовет и спросил, что будем делать, потому что нам (в РПЦвУ, — ред.) в очередной раз отказали. Ну, сейчас они (РПЦвУ, — ред.) говорят, что бы я ни обращался вообще, ни с какой помощью. И здесь возможно моя ошибка, что большинство просьб было на словах к благочинному. И он говорил, что он владыку (иерарха РПЦвУ Антония, — ред.) просит о помощи и так далее.

Я решил, что это просто геноцид, таких малых приходов. Многие священники просто бросают приходы, служат или раз в месяц, или ещё как-то, работают в Киеве кто кем.

Услышав фразу от владыки Дионисия, о том, что «не надо было жениться и все эти семейные дела его не касаются, и если бы у меня не было бы семьи, то я бы не пошел в ПЦУ». Ну и я призадумался, стоит ли доверять таким людям? Есть ли там Христос, или там любовь и мир.

Фото: отец Евгений Зотов

— После перехода он так вам сказал?

— Да. И поэтому я руководствуюсь Священным Писанием, в котором Господь говорит: «По делам их познаете, что вы мои». То есть не по справке какой, а по делам. И также начались все эти моменты о благодати и каноничность — не каноничность. Но сказал Христос Никодиму, что Дух Святой дышит там, где хочет и когда он хочет и ему никто не может приказывать. Это член Троицы Святой, Господь Бог. Богу никто не может приказывать или сказать, вот Господь сидит у меня в кармане. А в вашем кармане не сидит. То есть для меня такое отношение РПЦвУ к Богу является язычеством. А я, язычество не воспринимаю. Для меня Господь Бог это личность, живая личность и языческие культы мне чужие. Это моё воспитание и виденье.

Также и за речь. Я не верю, что когда человек читает молитвы как заклинание, то она действенна. Я верю в «умную» молитву. Когда человек понимает, как он обращается, к господу Богу и что он говорит. А в РПЦвУ, псалтырь на церковнославянском языке точнее на «Русско-болгарском». Люди не знают этого русско-болгарского суржика. Они читают тарабарщину. Я знаю по своему приходу, когда люди берут читать времена или ещё что-то, и даже пономарь читает деяния св. Апостолов или иную книгу, то почти в каждом слове ошибка, то, как этот человек может понять, что он читает. А если он не может понять, что он читает, то не удивительно, что они не понимают Иисуса Христа. Они ведутся на то, что моим бабушкам звонят и говорят, что вот это проклятие до седьмого колена, за то, что вы пошли в раскол и так далее. То есть их пугают, используя языческие методы, антихристианские.

— А как вы относитесь к другим христианам?

— Я благословение передаю абсолютно всем. На причастие ко мне могут прийти все. Это возмущало иногда моего пономаря, что я причащал (когда был в РПЦвУ, — ред.) и тех, кто в ПЦУ и католиков. Но где католики причащаться будут, если в селе нет католического храма, а они хотят принять Иисуса Христа. Я причащаю людей без исповеди, потому что я считаю, что это личное дело людей, если они считают, что они покаяться. Потому-что покаяться, это измениться, это не перечесть список своих грехов, а это когда человек желает измениться. И у меня так, люди исповедуются, когда они желают. И причащаются чаще.

Часто было, что у отца Владимира (который принадлежит РПЦвУ, — ред.) несколько человек в богослужении, у отца Рустика людей нет, а у меня 20 взрослых и 15 детей и все к причастию идут. И у меня так бывает часто.

Фото: отец Евгений Зотов

— А до вас, кто здесь был священник?

— В 2001 году здесь был священник (РПЦвУ, — ред.) и ему люди доверились. И купили, или построили, дом добротный, нормальный, а потом он его продал за 25 тыс. долларов и уехал к отцу в Корец. У него отец в Корце. Из церкви выпилил батареи, это помещение церковно-приходской школы. Это 200-летнее здание, сейчас оборудовано под церковь. В церкви было отопление, но прошлый священник его срезал. И церковь начала разрушаться. Потому что одно дело, когда есть централизованное отопление и оно прогревается, и совсем другое, когда в церкви сыро и потолок осыпается. Перекрытие деревянное. Он это вывез и уехал.  Долгое время, вообще никого не было. Пока не прислали Богдана. Ему тоже дали какой-то домик землянку, которая уже вросла по окна в землю.

Священно начальство ни разу, даже не приехало посмотреть, в каких условиях служат священники. Татьяна Ивановна (председатель села, — ред.) говорит, когда Рустик спрашивал можно ли взять какое-то помещение у неё в аренду, для службы Московскому патриархату, после того как я ушел из Московского патриархата, то она сказала, «а может вообще, ему предложить тот дом, в котором он клирика своего поселил — отца Богдана».

Вот Богдан не выдержал. Он просто вообще ушел. И ещё после него 2 года не было священника, и потом появился я. Я больше года здесь прослужил и если учитывать, как я уже дьяконом сюда приезжал и служил панихиду, то скоро будет два года. Потому что опять же канцелярия (РПЦвУ, — ред.) Достаточно медленно всё это делает. Людям нужен священник уже сейчас, но они не могут определиться с бумагами. Я уже тогда это решал быстрее.

И сейчас такая ситуация сложилась, как только я начал выходить с Московского патриархата, они сразу предложили мирный уход. То есть их бумаги остаются с ними. Я создал новую десятку. Это не переход той общины, которая была. С той общины, уже почти все умерли, осталось 3 человека из старой десятки. То есть проще было собрать новую десятку, и я так и сделал. А сейчас в РПЦвУ они выставили информацию, что общество за мной не пошло и якобы собирала протокол о верности УПЦ МП, верность Онуфрию, но это неправда.

Сейчас здание церкви на балансе сельсовета.

— Подытоживая всё сказанное, можно обобщить это так: Вы видели, какое плохое отношение к людям, к священникам со стороны РПЦвУ …

— Да. Просто отношение псовое. Я, когда приехал к владыке Александру, то я ему сразу же сказал, что мне кажется, что РПЦвУ — это бешеная собака, которая кусает собственный хвост. Они так разбрасываются кадрами, и нас за людей не считают. То есть митрополит (Антоний, — ред.), если он не принял меня на приём, зная, что для меня это не ближний свет приехать и действительно насущные вопросы, и все вопросы по его епархии. И он мог хотя бы перезвонить или извиниться, или как-то ещё. Но ко мне никто так и не перезвонил. Только юрист и Рустик — благочинный. И владыка Дионисий, а не владыка Антоний. Они считают, что они совсем другого ранга я недостоин даже разговора?

— А с канонической точки зрения, такое отношение нормальное?

— С канонической точки зрения епископ должен быть доступен не только для клириков, но и для мирян. Нарушая это каноническое правило, епископ должен покинуть свой пост. В него кроме прав есть ещё обязанности. И это не только моё желание встретиться с владыкой, это моё полное право каноническое.

Так же отлучить меня от церкви и запретить меня в священно служении можно через епархиальный суд. То есть ко мне должна будет приехать комиссия епархиальная в составе как минимум из трех человек. Со мной переговорить и выяснить все за и против, принять решение, которое я могу апеллировать и так случилось, что в РПЦвУ высшей руководящей инстанцией является Архиерейский собор РПЦ. Без решения Архиерейского собора РПЦ, меня даже запретить в служении не могут, официально, по канонам. Только всем понятно, что если я получу на руки решение РПЦ, то мне достаточно будет опубликовать его в сети и уже благочинный не сможет сказать, что их церковь «Украинская». То есть церковь не является поместной.

Я людям показывал грамоту Алексия, Патриарха покойного, «о независимом управлении церкви», но она же не соответствует на сегодняшний день действительности. РПЦвУ не является поместной. Митрополит Онуфрий не является предстоятелем. Предстоятеля поминают предстоятели других церквей. Митрополита Онуфрия не упоминает никто. Предстоятель поминает предстоятелей других церквей, а не одного предстоятеля Патриарха Кирилла, как это делает Онуфрий.

— А вот местные архиереи РПЦвУ поминают сначала Кирилла, а затем Онуфрия?

— Да. Первого Кирилла, а затем Онуфрия. То есть они сначала поминают предстоятеля (Кирилла, — ред. ГФУ), а затем его (Онуфрия, — ред.) Как правящего архиерея с особым статусом. Так получается, что Онуфрий не является предстоятелем церкви. И статус Блаженнейшего в России не подтвержден. Здесь его называют Блаженнейшим, но для России он просто Высокопреосвященнейший, рядовой епископ Российской церкви.

— То есть «блаженнейший» это внутренний статус. Да?

Да. Это только внутренний статус. Для семьи. Я у себя в семье могу быть и патриархом.

— А как вы видите вообще будущее Московского патриархата в Украине.

— Будущего у московского патриархата в Украине нет. Это даже не из-за их идеологии или национальной идентичности. А это из-за их руководства. Отношение к своему собственному духовенству. Они считают, что они могут выжить втроём: Онуфрий (Березовский), Антоний (Паканич) и Вадим (Новинский). Вот они считают, что достаточно их трёх, а со всеми, можно не считаться. Это не только моё мнение, это мнение многих благотворительных многих священников. Но многие боятся это озвучить, или просто не хотят.

Я общался с одним священником из Киева, и он очень боялся Антония Паканича. Он когда узнал что я в его епархии (Паканича, — ред.), то говорил, я тебя возьму в клир, только так, чтобы Паканич не знал. Боялся репрессий. То есть Паканич не делает так чтобы люди в его епархии по собственной воле оставались, а делает преследования тем, кто будет принимать тех, которые уходят от него. И все боятся.

— А каким образом он сможет влиять?

— Он управляющий делами УПЦ МП и он претендует на статус Блаженнейшего после Березовского, и он это всем видом своим показывает. Даже на Пасху его облачения было дороже, чем в Онуфрия. Хотя это даже с церковной точки зрения недопустимо. Когда я был иподиаконом, то меня так учили. Что мы берём облачения дешевле и проще, чем у правящего архиерея. Чтобы было видно, где есть «звезда», а кто «в подчинении». Он нарушает канонические свободы, потому что, не будучи предстоятелем, а простым архиереем своей епархии он разъезжает по всей Украине, не имея на это никакого разрешения.

— Антоний принимает какие-то благословения на это?

Я не знаю, что он там принимает, но благословением тоже нельзя злоупотреблять. Не ездить же постоянно. Здесь есть разница. Можно получить по добру, а можно его выпросить. А конечно, если они ни во что не ставят своих клириков. Сразу же на своём сайте они это акцентировали, что я молодой священник. То есть, то, что у меня за плечами есть богословское образование, то у меня есть стаж и послушание иподиакона, они это всё не принимают во внимание. Они хотят поставить так, что это парень, который после ПТУ, стал священником и вот что-то у него не пошло, и он решил побить горшки. Но это не так.

— Скажите, а какое отношение к вам в ПЦУ? Или что-то изменилось?

— В ПЦУ меня приняли братски. Меня поддерживает местный благочинный, который подчиняется владыке Епифанию. Он ко мне на вечерню приехал со своими хористами и поддержал морально и так поддержал. У меня же ещё остались долги и он сказал, что ничего страшного, если мы не найдём какого-то спонсора, просто священники скинутся по 1000 гривен и закроют этот вопрос. Все-таки, братская поддержка.

И также в ПЦУ мне сказали, что «если потребуется помощь с богослужебной литературой, или ещё что-то, мы поддержим. И если будут на вас нападки, мы тоже будем за вас. Мы в обиду не дадим». Вот такое отношение.

А когда мне предлагают вернуться в УПЦ МП там, где меня ждут репрессии и я был, уже подвергнут, то конечно туда возврата нет.

Я не хочу, чтобы мои слова считали какими-то эмоциями или личными обидами. Но видимо по-другому, сказать, здесь не получится. Мне их, честно говоря, хоть они меня зовут Иудой и христопродавцем, жалко. Я не желаю им зла. Я не считаю их иудами. Я знаю, что это такая же каноническая церковь, только русская.

Фото: отец Евгений Зотов

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель представил стратегию ЕС по РФ

Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель представил совместное заявление внешнеполитической службы ЕС и Еврокомиссии об отношениях с Россией, в которых...

Актуально