Пятница, 12 июля, 2024

Является ли Церковь России Христовой? Объяснение от Грузинского богослова

Must Read

Автор: Богослов Мамука Путкарадзе

Лесливое и безоговорочное преклонение перед властью укоренено в русском православии с незапамятных времен, и благоговение перед Сталиным – лишь один из его симптомов.

Православные сталинисты составили множество мифов вокруг своего кумира. Большинство из них приходится на военные годы.

Вот Иосиф Виссарионович едет на поклон к матушке Матроны в Царицыно, и пророчествует о неизбежной победе «красного петуха» (следует понимать, самого вождя) над страшным врагом. Вот по настоянию Сталина в Кремле служат молебен о даровании победы, а вот, по его приказу, грузят на самолет икону Тихвинской Божьей матери, и Богородица облетает Москву, которая была в осаде. Да и сам Сталин вроде бы сподобился видению — в коридорах Кремля ему явился благоверный князь Даниил Московский и запретил эвакуировать свои мощи. Более того, вождь регулярно молится и исповедуется духовнику. Самое смешное, что церковные любители Сталина не только верили в эти мифы, но и внушали это простым верующим.

Какая реальность стоит за этими благочестивыми апокрифами?

4 сентября 1943 года в Троицкие ворота Кремля въехал правительственный лимузин. Он привез в Кремль сразу трёх Митрополитов – местоблюстителя патриаршего престола Сергея (Страгородского), Алексея (Симанского) и Николая (Ярушевича). Сталин принял их в своём кабинете вместе с Вячеславом Молотовым и полковником НКГБ Георгием Карповым. Присутствие последнего объяснялось тем, что он и теперь занимается церковными делами.

Вождь похвалил Митрополитов за патриотическую деятельность во время войны и спросил, какие у них планы на будущее. Сергей предложил для начала избрать Патриарха. Сталин не только не возражал, но и попросил это сделать «большевистскими темпами». Так и решили. Архиерейский собор был назначен на 8 сентября, куда на правительственном самолете должны были свезти необходимые для кворума епископы. Митрополитам выделили бывшую резиденцию немецкого посла в Чистом переулке, несколько автомобилей и правительственный паёк.

Сталин разрешил епархиям обзавестись свечными заводиками, предложил и другую материальную помощь в случае необходимости. А об освобождении священников и епископов из лагерей обещал подумать.

Правда, когда уже избранный патриархом Сергей направил вождю список первоочередных кандидатов на освобождение, оказалось, что практически все давно расстреляны. Но это произошло позже. А 5 сентября (разговор затянулся за полночь) митрополиты покинули Кремль с сильнейшими впечатлениями.

По свидетельству келейника, Сергей долго не мог заснуть и всё повторял: «Какой он добрый!». «Да он безбожник?», — спрашивал растерянный келейщик. «А я думаю, кто добр, у того в душе живет Бог!», – ответил тронутый митрополит.

Ему вторили и другие православные участники встречи, вспоминая, как вождь поддерживал пожилого Сергея под локоть. Ну, прямо как иподиакон. Так стал рождаться миф о том, что Сталин, изгнанный из Тбилисской семинарии за атеизм и коммунистическую пропаганду, умудрился сохранить в душе веру. И, что примечательно, рождался он на верхних ступенях церковной иерархии.

Между тем, стремление вождя очаровать своих церковных собеседников имело вполне прозаическую причину.

Возрождение православия шло ударными темпами. Сталин не уступал нацистам в циничном практицизме и пользовался религией как полезным инструментом. Если немцы, открывая храмы, стремились заручиться лояльностью населения (ибо нет власти не от Бога), коммунисты во главе с вождем опирались на православие как ресурс патриотизма. Тем, кто не был готов умереть за родину и Сталина, предлагалась альтернатива умереть за святую Русь.

Одной главной причиной альянса Сталина с православием было то, что в сентябре 1943 года вождь уже всерьёз задумывался о судьбах послевоенного мира, которые через несколько месяцев обсудил с Черчиллем и Рузвельтом в Тегеране. И на Ближнем Востоке, и в Европе, куда уходили интересы СССР, религия играла немаловажную роль.

Сталин понимал, что Православная церковь может быть очень уместна в политических играх, которые Москве предстоит там вести. В апреле 1945 г. он принял в Кремле нового Патриарха Алексия I, избранного после смерти Сергея. Разговор на этой встрече шел как раз об участии РПЦ в послевоенной международной политике. Апофеозом участия вождя в церковной жизни была попытка в 1948 г. провести в Москве Всеправославный собор, на котором Алексий I должен был удостоиться титула Вселенского патриарха. И стать лидером мирового православия. Видимо, Иосиф Виссарионович мечтал о роли преемника Византийского императора Константина Великого.

С целью получения поддержки этой идеи Предстоятелями Поместных церквей, чтобы их задобрить из ризницы Саято-Троицкой Сергиевой Лавры, было изъято более ста древних Панагий.

Однако выходка провалилась, поскольку Вселенский патриарх налицо уже не был, именовался Константинопольским. Понятно, что и ему, и другим греческим иерархам московские интриги пришлись не по душе. Собор сдулся к Всеправославному совещанию.

На этом интерес Сталина к «Русской» Православной церкви (кстати, к объятиям с ним называлась Русской Православной церковью) иссяк.

Краткий роман «кремлевского горца» с православием интересен не тем, что Сталин преследовал чисто корыстные интересы. Гораздо интереснее, как к этой истории отнеслась церковь.

Мифологизация вождя началась посреди верхушки РПЦ. У трёх митрополитов, удостоившихся встречи с ним в Кремле, были тысячи собратьев по вере, либо убитых, либо продолжавших гнить в лагерях. Но это не помешало им предательски в отношении пострадавших от сталинского режима обсуждать его.

Безоговорочное уважение власти присуще русскому православию издревле. Нигде больше наследие императора Константина, превратившего христианство в государственную религию, не пустило столь глубокие корни. То, что власть в России может сколько угодно менять свой облик, не сказывается на силе почитания. Которое даже кровавого безбожника в Кремле превращает в анонимного христианина.

Неудивительно, что слепое преклонение перед властью доминирует в российском православии до сих пор. И благоговение перед Сталиным лишь один из его симптомов.

О симфонии государства и церкви в современной России можно много писать и говорить, но из-за войны в Украине это наверняка достигло своего апогея за всю историю христианской церкви. Русская Православная Церковь как при Петре I вновь стала одним из сильнейших руководителей имперских амбиций Кремля и еретического «русского мира». Стоит вспомнить лишь помпезное празднование в трёх столицах, Москве, Киеве и Минске 1125-летия Крещения Руси, этакий проект Кремля пан православия вместо панславизма, который с крахом провалился.

Смешная забывчивость, как в русских политических кругах, так и в церковных, в 998 году крестная это была Киевская Русь, и в это время Москвы даже как Улуса Золотой Орды не существовало. И Великий князь Владимир правил Киевской Русью и никакого отношения не имеет ни к чему. Ни к России, ни к Русской Православной Церкви.

Приписывание же истории Киевской митрополии Русской Православной церковью похоже на духовную аннексию, похожую на агрессивную политику московских зол, Московского княжества, Российской империи, Советского союза и, наконец, нынешней Российской Федерации. И только русская церковь не меняет своей роли, оставаясь служанкой имперских амбиций государства. Так ли Христовой церковь в России???!!!

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

На восстановление «Охматдета» уже поступило более 800 млн. гривен

Для восстановления детской больницы «Охматдет», пострадавшей в результате российской ракетной атаки, уже поступило более 800 миллионов гривен. Об этом сообщил...

Актуально