Среда, 23 июня, 2021

Егор Божок: Украина стала полигоном, на котором Россия испытывает новейшие образцы гибридного оружия

Must Read

Намедни Егор Божок, заместитель министра иностранных дел дал большое интервью журналистам УКРИНФОРМ. Данное интервью предлагаем вашему вниманию с сохранением оригинальности первоисточника.

В кабинете заместителя министра иностранных дел Егора Божко много военных фотографий. На них зафиксированы знаковые для дипломата и экс-главы Службы внешней разведки моменты работы в зоне конфликта на Донбассе, есть также портреты друзей-военных, некоторых из которых уже нет. Но из этого «парада воспоминаний» на стене выделяются два экспоната – выписка из постановления правительства России о введении персональных санкций против ряда украинцев, в которой Егор Божок значится под номером 25, и яркий детский рисунок с подписью латинскими буквами Danylo Bozhok. На нем изображены несколько человек, дом, символ НАТО и надпись Protects peace.

  • Когда я работал в Представительстве Украины при НАТО, сыну в школе дали задание нарисовать, чем папа занимается на работе, – охотно объясняет хозяин кабинета.

Защищать мир вместе с НАТО Егор Божок продолжает и на нынешней должности, поскольку в Министерстве иностранных дел отвечает за вопросы безопасности и сотрудничество с Альянсом.

В интервью Укринформу заместитель министра рассказал о выводах из Мюнхенской конференции по безопасности, вызовах, связанных с приближением празднования Россией 75-летия завершения Второй мировой войны, о попытках привлечь Кремль к ответственности за уничтожение Донбасса, современных кибервойнах, пересмотре трастовых фондов НАТО для поддержки Украины и о том, почему до сих пор не назначен глава Представительства Украины при Альянсе.

В 21-М ВЕКЕ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ РЕШАЮТ НЕ ВОЕННЫМИ, А ДРУГИМИ МЕТОДАМИ

  • Егор Валерьевич, недавнюю 56-ю Мюнхенскую конференцию по безопасности в Украине уже назвали «небезопасностной», в том числе и вследствие появления в ее рамках скандального плана «12 шагов к миру на Донбассе». Как МИД оценивает результаты этого международного события?

Документ «12 шагов к миру на Донбассе», распространенный в Мюнхене, это только частное мнение

  • Для меня ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности — это срез и квинтэссенция всех безопасностных и политических процессов, которые происходят в регионе и мире в целом за последний год.

Поэтому ничего удивительного, необычного или особенного в повестке дня нынешней Мюнхенской конференции не было.

Документ «12 шагов к миру на Донбассе», подготовленный группой представителей неправительственных кругов, это только их частное мнение, которое не соответствует официальной позиции ни Киева, ни наших международных партнеров.

Деятельность этой неправительственной сети под названием European Security Network и European Leadership network известна МИД. Среди главных функционеров этой структуры — ряд известных бывших высокопоставленных чиновников и НАТО, и стран-членов Альянса. Среди участников этой инициативы есть также председатель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер. Именно с этим я связываю то, что эта частная инициатива ряда общественных деятелей была привязана к Мюнхенской конференции.

  • Знала ли украинская сторона о подготовке этого документа?

Важно, что уже шестой год подряд вопрос российской агрессии против Украины стоит очень высоко в повестке дня

  • Нет. Дело в том, что подобных инициатив различных международных структур существует много. Для нас это важно с той точки зрения, что вопросы войны России против Украины не сходит с повестки дня — все пытаются найти или помочь найти выход из этой ситуации, инструментарий и варианты возвращения России в рамки международного права. Но, к сожалению, до сих пор все попытки безуспешны.
  • Но в этом документе не было упоминаний о нарушении Россией международного права. Кроме того, вы сказали, что Мюнхенская конференция является срезом ситуации, однако в итоговом документе было только восемь упоминаний об Украине. Насколько адекватно это отражает ситуацию с безопасностью в Европе?

Один из элементов тактики Кремля – размыть внимание международного сообщества и отвлечь его фокус от противоправных действий России против Украины

  • Для нашего государства очень важно, что уже шестой год подряд вопрос российской агрессии против Украины стоит очень высоко в повестке дня, в том числе Мюнхенской конференции.

Но в последнее время количество вызовов международной безопасности, которые, кстати, также во многих случаях спровоцировала Россия, значительно увеличилось. Поэтому я говорил бы не об уменьшении упоминаний об Украине, а о количестве упоминаний о различных опасных вызовах, спровоцированных Россией, в том числе ее агрессии против Украины.

Провокациями в Сирии и Ливии Кремль отвлекает внимание международного сообщества от действий России против Украины

По моему глубокому убеждению, один из элементов тактики Кремля – размыть внимание международного сообщества и отвлечь его фокус от противоправных действий России против Украины. Для этого в том числе и происходят провокации в других регионах мира, на которые международное сообщество не может не реагировать — посмотрите, что происходит в Сирии, в Ливии, на Ближнем Востоке.

Мы как украинцы, конечно, хотели бы, чтобы мир думал только о нас, но, к сожалению, есть и другие источники напряжения, которые отвлекают международное сообщество от событий в Украине.

С Россией продолжают говорить, используя любую возможность, чтобы попытаться в очередной раз убедить ее одуматься

  • Должно ли нас насторожить сообщение о встрече за закрытыми дверьми в рамках Мюнхенской конференции министра иностранных дел России Лаврова и госсекретаря США Помпео?
  • Контакты в рамках подобных международных форумов происходят постоянно. Никто же не говорил, что с Россией надо прекратить разговаривать — наоборот, с ней продолжают говорить, используя любую возможность, чтобы попытаться в очередной раз убедить одуматься и вернуться к принципам, на которых мир стоял веками.

После контакта между Помпео и Лавровым риторика Москвы никак не изменилась

В то же время, пока эти попытки безуспешны, и мы видели, что после встречи – нет, даже сложно назвать это встречей – после контакта между государственным секретарем Помпео и министром иностранных дел РФ Лавровым, а также встречи Лаврова с генеральным секретарем НАТО, риторика Москвы никак не изменилась.

  • Лавров после разговора со Столтенбергом заявил, что НАТО лишь усложняет украинские проблемы, постоянно заявляя, что ждет Украину в своих рядах. Как вы отнеслись к этому заявлению?

Фразу о том, что НАТО усложняет украинские проблемы, Россия говорила все годы своей агрессии

  • (Улыбается) Я занимаюсь вопросами отношений Украины с НАТО уже больше 15 лет, и подобные заявления слышу с самого начала.

Поэтому это традиционная стандартная шаблонная фраза, которую Россия говорила в 2008 году перед Бухарестским саммитом, и в 2014 году, когда НАТО с первых дней российской агрессии решительно выступило в поддержку Украины. Эту фразу Россия говорила все эти годы, когда она продолжала свою агрессию, а НАТО продолжало поддержку Украины, и вот Лавров повторил ее сейчас!

После Мюнхена сделан вывод – дипломатическую войну нужно продолжать

То есть, это старый как мир тезис, который не помешал другим странам бывшего «советского лагеря» стать членами НАТО, является ничем иным, как стандартным дипломатическим отражением позиции, которая содержится в Военной доктрине Российской Федерации и говорит о том, что НАТО — главный противник Кремля.

  • Подытоживая тему Мюнхена, какие выводы сделал МИД? Возможно, какие-то моменты требуют приоритетного реагирования?

Вернуть Россию обратно в рамки международного права мы можем только дипломатическим и экономическим принуждением

  • Вывод МИД сделал традиционный – что работу и дипломатическую войну нужно продолжать. От успешности украинской дипломатии зависит очень многое, потому что, и это абсолютно единодушная позиция всей прогрессивной мировой общественности, военного решения ситуации с российской агрессией против Украины нет. Вернуть Россию обратно в рамки международного права мы можем только дипломатическим и экономическим принуждением. Для этого украинская дипломатия должна активно работать.

Украина живет в условиях двух фронтов – физического на востоке, и второго – дипломатического

Мы давно привыкли, что Украина живет в условиях двух фронтов: первый, физический, на востоке, где наши Вооруженные силы успешно защищают и держат линию столкновения, и второй – дипломатический, на котором Украина продолжает бороться за то, чтобы прочная пуповина между нами и другими странами ЕС и НАТО не разрывалась, несмотря на все попытки Кремля.

Тактика Кремля заключается в том, чтобы спровоцировать активную агрессию, по сути – третью мировую войну

Я уверен, что, несмотря на все те попытки, которые продолжаются уже шестой год подряд, да и раньше они были, эта пуповина остается прочной. Свидетельством этого является мгновенная реакция мирового сообщества на грубую попытку российских наемников на востоке Украины возобновить активные боевые действия – я имею в виду нападение диверсионной группы на позиции Вооруженных сил Украины в районе Золотого 18 февраля.

Нам необходимо найти возможность восстановить мир в Украине невоенными средствами

  • Но я бы сказала, что она была хоть и мгновенной, но традиционной – глубокая обеспокоенность.
  • А вы какой реакции ожидали – ракетного пуска по Москве?

Опять же, тактика Кремля заключается в том, чтобы спровоцировать активную агрессию, по сути, третью мировую войну. А логика и мировоззрение всего прогрессивного человечества, в том числе Украины, – что в 21-м веке спорные вопросы решаются другими, невоенными методами.

Мы все – вся прогрессивная мировая общественность – должны вместе давить на Кремль

И мы убеждены, что эти методы значительно более действенны, чем архаичные военные подходы.

НЕПРЕКЛОННОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОДДЕРЖКИ УКРАИНЫ НУЖНО ЗАЩИЩАТЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ

  • В то время как Россия усиливает вооруженные атаки на востоке, президент Зеленский активно пропагандирует в мире свои инициативы по достижению мира на Донбассе. Как можно в этой ситуации поддерживать санкционное давление и, возможно, его усиливать, ведь Россия не меняет своего поведения?

Мировое сообщество на сто процентов поддерживает стремление украинской стороны: во что бы то не стало идти к миру

  • Дело в том, что мировое сообщество на сто процентов поддерживает подход украинской стороны и нашего президента относительно того, что мы должны во что бы то не стало идти к миру. Нам необходимо найти возможность восстановить мир в Украине невоенными средствами. Мы все – вся прогрессивная мировая общественность – должны вместе давить на Кремль, чтобы не дать ему возможности искать любой повод отказываться от своих обязательств в рамках нормандского и Минского процесса.
  • Вы считаете, что мир давит на Россию? Потому со стороны кажется, что это именно она давит.

Нельзя становиться заложниками российской пропаганды, которая продвигает тезис о том, что вот-вот – и единство Запада разрушится

  • Ответ, мне кажется, очевиден: санкции продолжаются?
  • Пока да.
  • Это “пока” я тоже слышу уже не первый год! «Еще чуть-чуть и санкции снимут», но никак не получается!

То есть, я призываю нас всех не становиться заложниками российской пропаганды, которая продвигает тезис о том, что вот-вот – и единство Запада разрушится, вот-вот – и санкции отменят, вот-вот – и Запад «сдаст» Украину, вот-вот – и все будут убеждены в том, что российская логика правильна.

Это «вот-вот» длится уже давно, но оно никак не воплощается в реальность!

  • Международная поддержка Украины так же неизменна, как и раньше?
  • Абсолютно! Но эту неизменность нужно защищать каждый день, поскольку попытки ее разрушить ежедневные, системные, хорошо профинансированы и подготовлены.

Действительно, следует отдать должное российской дипломатии и спецслужбам – там работают профессиональные люди, которые хорошо знают свою работу. Но это не означает, что мы должны смириться с тем, что российская логика, видение и мировоззрение должны стать доминирующими в мире.

  • У наших партнеров не возникает когнитивного диссонанса из-за того, что Украина на фоне продолжения российской агрессии инициирует платформы примирения и этим словно выносит ее за скобки?

У Кремля не должно быть никаких сомнений: Украина и западный цивилизованный мир — единое целое

  • Во-первых, за скобки российскую агрессию никто не выносит — это однозначно! Яркий пример этого — последние заседания Совета Безопасности ООН и Генассамблеи ООН. Буквально в ближайшее время я снова еду в НАТО, где мы в очередной раз будем говорить об этом. Мы говорим об этом на других международных площадках.

Мы действительно стараемся быть максимально креативными, чтобы использовать как можно больше разных платформ для дипломатического влияния на Российскую Федерацию.

Мы хотим, чтобы Кремль не забывал и у него не было никаких сомнений, что Украина и западный прогрессивный цивилизованный мир — единое целое и исповедуют одни ценности, одни позиции и одни подходы.

Тогда Кремлю будет значительно легче смириться с тем, что России не удастся предотвратить достижение нашей конечной цели – восстановление мира в Украине и ее территориальной целостности и стабильности, возвращение России в рамки международного права. Эта наша цель является безальтернативной!

  • Но в недавнем интервью ТАСС Путин заявил, что его стратегическая цель — объединение Украины и России, то есть она абсолютно противоположна нашей.
  • Мы же живем в демократическом мире, и каждый имеет право на свое личное мнение. К сожалению, личное мнение Путина на сегодня является официальной позицией страны, которую он возглавляет.

Весенняя информатака «русского мира» направлена на всю Европу

Я считаю, что это новый виток информационно-пропагандистской кампании Кремля, которая имеет целью вернуть в повестку дня философию «русского мира».

Я абсолютно убежден, что прогрессивная логика всего цивилизованного мира, в том числе Украины, будет доминирующей.

МЫ ПРЕДУПРЕДИЛИ РУКОВОДСТВО УКРАИНЫ И ПАРТНЕРОВ ИЗ ЕС И НАТО ОБ УСИЛЕНИИ ИНФОРМАТАКИ «РУССКОГО МИРА»

  • Некоторые политические эксперты предупреждают о возможной эскалации нового этапа «русской весны» после празднования 75-летия Победы 9 мая. Рассматривает ли МИД эту дату как точку, после которой агрессия может усилиться?

Квинтэссенцией атаки «русского мира» будут торжества по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны

  • МИД уже идентифицировал начало Российской Федерацией новой информационно-пропагандистской атаки, направленной на возвращение в повестку дня концепции так называемого «русского мира».

Квинтэссенцией этой атаки будут торжества по случаю 75-й годовщины окончания Второй мировой войны. Кремль пытается максимально использовать эти дни для того, чтобы создать информационный повод для доказательства валидности так называемого «русского мира».

Эта информационная атака проводится по отношению ко всему европейскому региону – Украине, другим восточноевропейским странам, соответствующие признаки этой кампании мы увидели в Западной и Южной Европе.

Мы доложили об этом руководству государства, предупредили наших партнеров и внесли предложения относительно мер реагирования и противодействия.

  • Относятся ли к потенциальным угрозам запланированные на сентябрь учения «Кавказ-2020», во время которых, по данным военной разведки, Россия отработает вторжение в Украину?

Истерия «победобесия» является попыткой создать повод для очередного витка эскалации на востоке

  • Как мы помним из нашей горькой новейшей истории, Кремль для любых агрессивных военных действий всегда ищет повод (предлог, зацепку. – авт.)

По моему личному убеждению, все, что происходит сейчас, эта истерия так называемого «победобесия», и есть попытка создать прецедент, чтобы вызвать очередной виток эскалации на востоке и, возможно, даже на юге Украины, чтобы дестабилизировать регион в целом.

  • А мы к этому готовы? Как это корреспондируется с нашими мирными инициативами?
  • Одно не подменяет другого. Всегда надо держать порох сухим, но бездумно стрелять тоже не нужно — это наша логика.
  • Смогут ли наши партнеры по НАТО подставить нам плечо в контексте потенциальных угроз именно «русского мира»?

НАТО уже понимает, что Украина – не проситель, а контрибутор, который может сделать Альянс сильнее

  • Информация об учениях «Кавказ-2020» и других военных маневров Российской Федерации доходит до нас в том числе и от НАТО.

У нас продолжается активное ежедневное и тесное взаимодействие с Альянсом. Мы же знаем: кто предупрежден, тот вооружен, и это основная логика нашего сотрудничества с НАТО.

И это, кстати, дорога с двусторонним движением: не только они нас предупреждают — время от времени и мы их предупреждаем. И это и есть настоящее доказательство того, что мы интегрируемся, мы углубляем взаимное доверие, у нас появляются новые направления и формы взаимодействия, и мы все больше понимаем, что мы очень полезны друг другу. И НАТО все больше понимает, что Украина — не проситель, а контрибутор, который может сделать Альянс сильнее.

  • Россия путем контроля над Керченским проливом фактически «присвоила» Азовское море…
  • Нет, Россия пытается присвоить Азовское море, и это, кстати, опять же не новелла.

Я помню, что российская сторона пыталась «вернуть себе» Азовское море с момента развала Советского Союза и восстановления независимости Украины.

  • Но по факту Россия там хозяйничает.
  • Это опять-таки элемент российского нарратива и попыток России создать параллельный мир, в котором она, кстати, и живет уже не первый год.

Мы исходим из того, что Азовское и Черное моря — открытые моря, а Керченский пролив — соединяющий. И мы всегда исходили из этого.

А российская сторона в своей политике и действиях пытается убедить всех, что Азовское море — это внутреннее море. Мы с этим категорически не согласны, и не только мы, но и весь цивилизованный мир.

И в этой связи я хочу вам с гордостью напомнить принятое 21 февраля решение Арбитража, созданного в рамках Конвенции ООН по морскому праву, который признал свою юрисдикцию в вопросе иска Украины относительно противоправных действий России в Азовском море. Этим он юридически подтвердил, что мир в лице ООН не признает утверждения российской стороны о том, что Азовское море является внутренним.

И это дает мне очередную порцию оптимизма относительно того, что рано или поздно — хотелось бы, конечно, раньше – мы вернем правду и докажем, что наша позиция верна и обоснована с точки зрения международного права.

  • Может ли Украина защитить морские границы в Азовском и Черном морях, учитывая нынешнюю реальную ситуацию?

В 2014 году Россия не смогла нас сломить, и я уверяю: в 2020 году сделать это ей будет значительно сложнее

  • Мы работаем над тем, чтобы восстановить и укрепить наши Военно-морские силы. Один из элементов этой работы — восстановление и усиление береговой обороны. Здесь мы сотрудничаем с американскими, британскими партнерами и с партнерами из международных структур НАТО.

У нас есть видение и план на среднесрочную перспективу, и мы его четко реализуем.

Конечно, по сравнению с количеством сил и средств, которые российская сторона перевела на территорию оккупированного Крыма и сконцентрировала вокруг Керченского пролива в Азовском море, силы неравные. Но мы уже далеко не те, какими были в 2014 году.

Я также хочу вам напомнить, что, несмотря на все усилия, в 2014 году Россия не смогла нас сломать. И я вас уверяю, что в 2020 году сделать это ей будет гораздо сложнее!

Наверняка, проезжая по Киеву, вы видели постеры фильма «Черкассы». Это для меня символ того, что не обязательно иметь на корабле сто миллионов пушек для того, чтобы стать победителем в войне. Пример буксира «Черкассы» демонстрирует то, что Украина была, есть и будет несокрушимой!

  • Но мы видели, чем закончился переход наших трех военных кораблей с Черного в Азовское море осенью 2018 года. Если бы это произошло сейчас, какой ваш прогноз относительно успешности такого перехода?
  • Я убежден, что корабли ВМС Украины вернутся в места своей постоянной дислокации в Крыму, захваченные РФ в 2014 году.

МЫ ПРОДОЛЖАЕМ ИСКАТЬ СПОСОБ ЗАСТАВИТЬ РОССИЮ ОТВЕТИТЬ ЗА УНИЧТОЖЕНИЕ ДОНБАССА

  • Украинская сторона на последнем заседании ТКГ в Минске предоставила список предприятий в ОРДЛО, владельцы которых обратились в правоохранительные органы Украины относительно потери своего имущества. Известно также, что Россия вывезла из оккупированного Донбасса десятки предприятий. Фигурируют ли убытки от потери украинской государственной и частной собственности на территории ОРДЛО в международных исках к РФ?
  • Мы продолжаем искать способ привлечь Россию к ответственности за уничтожение Донбасса. Но, к сожалению, сегодня наша работа с точки зрения использования для этого площадки международного права несколько усложнена.

У нас есть несколько успешных примеров выигрыша украинскими субъектами экономической деятельности исков против России за захват их инфраструктуры в Крыму. Но тут нам проще, потому что российская сторона фактически публично на всех уровнях и площадках признала свою агрессию против Украины в Крыму и свои незаконные действия относительно оккупации этой суверенной территории Украины.

Мы ищем возможности юридически доказать присутствие российской стороны на оккупированных территориях

  • Что вы имеете в виду под словом «признала»?
  • А разве Россия не заявила на всех площадках, что Крым является частью территории России? Это юридически означает, что она признала свои противоправные действия относительно оккупации суверенной территории Украины.

А на Донбассе остаются «ихтамнеты», и это создает для нас огромную проблему, потому что международное право может быть применено тогда, когда в том или ином споре или конфликте есть две стороны. На сегодня официально Россия отрицает свое присутствие на оккупированной территории, хотя всем это известно, поэтому юридически у нас нет другой стороны для подачи иска.

Мы ищем возможности, чтобы юридически доказать присутствие российской стороны на оккупированных территориях. Фактически сомнений ни у кого нет. Но суд от политического площадки отличается тем, что существует совершенно четкий набор критериев относительно информации, которая может считаться доказательством. И мы активно работаем над тем, чтобы доказать в судах причастность Российской Федерации к событиям на Донбассе именно с экономической точки зрения — я не говорю об обстрелах, уничтожении населения, об открытой агрессии, поставках боевикам вооружения и горюче-смазочных материалов, амуниции и тому подобное. Я сейчас говорю именно об экономическом измерении, о том, что конкретно Россия украла все эти предприятия.

И когда мы это докажем, тогда мы сможем открыть путь для правового решения этих вопросов в пользу украинских субъектов, как это произошло в Крыму.

Есть другой путь: Россия должна добровольно согласиться защитить свою «правовую» позицию в суде, но почему-то она не демонстрирует решительности в этом вопросе.

  • Разве сам факт перемещения заводов через украинско-российскую границу в ОРДЛО не является доказательством?
  • А кто это зафиксировал? Мы знаем, что это произошло, россияне знают, но фиксации самого момента нет.
  • Возможно, есть спутниковые снимки.
  • Я не уверен, что спутниковый снимок может быть доказательством в суде. Это во-первых.

Во-вторых, трудно себе представить, что мы можем сейчас найти, хотя мы ищем, спутниковые снимки именно момента перемещения того или иного имущества через границу.

То есть, это сложный процесс. Но я вас уверяю, что мы продолжаем активную работу. Как и все вещи в судах, это не просто, возможно, иногда дольше, чем хотелось бы. Но если уже решение принимается, оно железобетонное и российская сторона уже никогда не сможет отказаться или что-то возразить.

СДЕЛКА ПО ПРОДАЖЕ «МОТОР СИЧИ» – ЭТО ПРИМЕР, КОГДА ДОЛЖНА БЫЛА СРАБОТАТЬ СИСТЕМА КОНТРОЛЯ ЗА ЧУВСТВИТЕЛЬНЫМИ ИНВЕСТИЦИЯМИ

  • Украина и США во время недавнего диалога высокого уровня в Киеве обсуждали вопросы экспортного контроля. Как значилось в итоговом документе, некоторые моменты «вызвали обеспокоенность». Она вызвана нашим соглашением о продаже компании «Мотор Сич», которая специализируется на изготовлении тяжелых авиадвигателей, китайскому холдингу Beijing Skyrizon Aviation?
  • Я хотел бы начать с того, что имею честь стоять у истоков создания системы экспортного контроля Украины. Когда-то в далеком 2002 году после известного «кольчужного» скандала, после скандала с ракетами Х-55 американская сторона предложила нам помощь в создании национальной системы экспортного контроля.

Я, тогда еще атташе, от имени МИД работал совместно с СНБО и американскими партнерами над ее созданием.

Мы создали в Украине действительно действенную систему экспортного контроля, которая признается всеми нашими международными партнерами — США, Европейским Союзом.

Вместе с тем, за прошедшее время сложность вызовов и угроз в сфере контроля за международными передачами товаров, технологий двойного назначения, значительно расширилась. Сегодня национальную систему экспортного контроля Украины нужно развивать и совершенствовать.

Кстати, подобный процесс происходит и в США: национальная система экспортного контроля на сегодня трансформировалась в национальную систему контроля за стратегической торговлей, которая включает в себя не только систему контроля за международными передачами товаров и технологий, а также формирует систему контроля за так называемыми чувствительными инвестициями.

Вот, собственно, то, о чем мы говорили. По итогам консультаций, о которых вы упомянули, мы договорились с нашими американскими партнерами о начале нового проекта по совершенствованию – здесь я хотел бы употребить английское слово upgrade (то есть, дальнейшее укрепление, развитие) национальной системы экспортного контроля Украины с целью превращения ее в систему контроля за стратегической торговлей.

То есть, мы добавим в нашу национальную систему несколько новых элементов, в частности систему обнаружения чувствительных технологий, которые могут создавать угрозу с точки зрения глобальной безопасности, а также систему контроля за так называемыми чувствительными инвестициями, то есть зарубежными инвестициями в ключевые с точки зрения национальной и международной безопасности секторы экономики.

Хочу сказать, что это один из немногих случаев, когда мы идем впереди ЕС, потому что тот уровень, на который мы сейчас вышли в процессе создания этой системы, более продвинутый, чем в большинстве стран-членов Евросоюза.

  • А как же тогда объяснить сделку по продаже «Мотор Сичи»?
  • Эта сделка как раз и является тем примером, когда должна работать система контроля за чувствительными инвестициями, то есть когда есть абсолютно стандартная экономическая деятельность, но в некоторых случаях ее надо ограничивать с точки зрения интересов национальной безопасности.

С такими же проблемами сталкивается в последнее время Европейский Союз, и именно поэтому они начали задумываться, что им нужно тоже у себя создавать такую систему, которую мы уже начали создавать в Украине.

  • Как вы прогнозируете завершение этой сделки?
  • Я убежден, что все будет завершено с учетом интересов всех сторон.
  • То есть, это не ухудшит наших отношений с китайскими и американскими партнерами?
  • Это не входит в наши планы! (Смеется).
  • После недавней встречи с делегацией Секретариата американского Сената вы написали в Twitter, что Украина заинтересована в углублении оборонного сотрудничества с США и хочет способствовать общей безопасности, в том числе в качестве «шестого глаза». Что вы имели в виду?

Одна из наших идей – приобщение Украины к разведывательному партнерству между США и их партнерами

  • Я не буду углубляться в детали соответствующего взаимодействия или инициатив, но скажу вам, что мы рады тому, какой уровень отношений и сотрудничества у нас с США. Это действительно тот уровень практического взаимодействия, который соответствует характеру стратегического партнерства.

Мы уже много сделали вместе, у нас есть амбиция идти дальше, углублять взаимодействие в сфере обороны и безопасности, и в этом контексте одна из наших идей – это присоединение Украины к разведывательному партнерству между США, Канадой, Великобританией, Австралией и Новой Зеландией, которое известно в мире под названием «пять глаз».

  • То есть речь идет не о шестом виде вооруженных сил – космических войсках, которые создали в США в конце прошлого года?
  • Там многовекторное взаимодействие, в том числе и на этом направлении.
  • А в сфере космических технологий Украина может что-то предложить партнерам?

Нам есть что предложить американским партнерам в сфере строительства спутников, ракетной техники

  • Мы и сейчас продолжаем поддерживать развитие космической отрасли США. Как вы знаете, ступень ракеты «Антарес» изготавливалась на заводе «Южмаш» в Днипре. Но это максимум десять процентов от нашего потенциала. Мы готовы идти дальше в этом взаимодействии. Нам есть что предложить американским партнерам, в том числе в сфере строительства спутников, ракетной технике и других отраслях, и мы говорим об этом с ними.
  • В СМИ сообщалось, что есть проблемы с финансовым наполнением трастовых фондов НАТО для поддержки Украины. Это действительно так?
  • Действительно, в повестке дня нашего взаимодействия с НАТО стоит вопрос пересмотра трастовых фондов. Это скорее проблема роста, а не реализации или наполнения.

Дело в том, что за последние годы мы достигли ощутимого прогресса в деле реформирования Украины согласно стандартам НАТО. Уровень амбиций новой власти Украины – еще больше. Поэтому мы вместе с НАТО сейчас начали так называемый аудит существующих программ и проектов на предмет их соответствия нынешнему уровню развития Украины и нынешнему уровню амбиций по отношению к интеграции в НАТО.

По результатам аудита эти трастовые фонды, другие программы и проекты взаимодействия, которые составляют Комплексный пакет помощи НАТО Украине, основанный на Варшавском саммите в 2016 году, будут пересмотрены и адаптированы к современным реалиям.

Мы рассчитываем завершить этот процесс уже в этом году. Это не означает, что проекты помощи остановлены или приостановлены — работа идет активно. Вместе с тем, при планировании работы на следующий год мы уже будем исходить совсем из других, более амбициозных приоритетов.

  • Планируется ли сохранить существующие направления сотрудничества в рамках трастовых фондов или возможно появление новых?
  • Некоторые направления уже себя исчерпали, в некоторых у нас возникли новые потребности и интересы, некоторые новые направления возникают в связи с тем, что реформирование оборонного сектора Украины по стандартам НАТО уже прошло несколько этапов, и у нас уже есть другие задачи.

То есть те задачи, которые стояли перед нами, условно говоря, в 2014 году, уже абсолютно не валидны, потому что мы уже пользуемся их результатами.

  • А что с канадскими снайперскими винтовками, которые мы ожидали получить в конце прошлого года?
  • По моим данным, они уже поступили к адресату.

УКРАИНА СТАЛА ПОЛИГОНОМ, НА КОТОРОМ РОССИЯ ИСПЫТЫВАЕТ НОВЕЙШИЕ ОБРАЗЦЫ ГИБРИДНОГО ОРУЖИЯ

  • Украина ожидает в октябре решение о присоединении к Программе усиленных возможностей НАТО, и одним из условий является реформа сектора разведки в соответствии со стандартами НАТО. Насколько будет способствовать такому реформированию принятый в первом чтении законопроект о разведке?
  • Я горжусь тем, что разработанная мною в свое время Концепция реформирования Службы внешней разведки Украины согласно стандартам НАТО продолжает реализовываться. Мне приятно, что тот закон, первый проект которого я разработал в свое время на должности председателя Службы внешней разведки вместе с начальником Главного управления разведки Минобороны Василием Бурбой и с помощью партнеров из США, Великобритании, Германии, Польши, а также международных структур НАТО, уже находится на втором чтении в Верховной Раде Украины.

Это вселяет оптимизм в меня как дипломата, потому что я чувствую, какой оптимизм это вселяет в наших партнеров из НАТО.

  • А какие эмоции вызывают у партнеров такие случаи, как, например, обнародование на телевидении полученных от источников в спецслужбах расшифровок записи переговоров диспетчера аэропорта Тегерана со вторым пилотом самолета иранской компании Aseman Airlines, который заходил на посадку в тот самый момент, когда взлетал сбитый самолет МАУ? Или записей совещания в кабинете премьер-министра Гончарука? Они укрепляют доверие к Украине в плане защищенности информации?
  • Мне трудно комментировать ситуацию относительно записей, которые появились в сети Интернет после сбития нашего пассажирского самолета в Иране, потому что я не знаю источника их происхождения. Но они точно не имеют ничего общего с нашим взаимодействием по линии разведки.

Что касается записей, других утечек… Понимаете, проблема кибератак и киберугроз — вызов не только для Украины, это общий вызов для всего мира. И это еще одно направление сотрудничества с нашими партнерами и из НАТО, и в индивидуальном порядке с американскими и британскими с целью взаимного усиления наших способностей в сфере кибербезопасности.

Здесь нельзя говорить, что конкретная утечка или слив какой-то информации на что-то каким-то образом влияет. Вопрос заключается в том, насколько мы открыты к взаимодействию с нашими партнерами в сфере кибербезопасности. А мы открыты, и наше взаимодействие достаточно активное.

  • Складывается впечатление, что мы вообще открыты для кого-либо.
  • Дело в том, что опять же – место и роль Украины в 21 веке уникальны, потому что, во-первых, после событий 2014 года мы заново родились как нация, а, во-вторых, мы, к сожалению, стали полигоном, на котором российский агрессор испытывает все новейшие образцы гибридного оружия, в том числе кибероружия.

В 2014 году мы были почти незащищенными, сейчас мы, поверьте, значительно защищеннее. Однако специфика кибервойны — то, что она очень инновативна и креативна, и чем больше ты защищаешься, тем креативнее становятся те, кто на тебя нападает. А прорыв киберобороны является проблемой не конкретной страны, а общей проблемой.

Поэтому, когда происходит прорыв киберобороны, как правило, реакция и контрмеры — усилия не одной страны, а нескольких партнеров. Мы развиваем такое партнерство с другими странами. Оно довольно успешное – и мы получаем помощь и своевременные предупреждения о подозрительной активности, и в последнее время сами предоставляем все больше предупреждений нашим иностранным партнерам.

  • Запись в кабинете Гончарука вы считаете кибератакой?
  • Мне трудно судить, что это было, это должна установить экспертиза. Я говорю не об этом конкретном случае, а в принципе о кибератаках как инструменте гибридной войны и Украине, которая не по собственной воле стала полигоном для испытаний новейшего кибероружия Российской Федерации.

Но, несмотря на то, что российская Федерация пыталась нас таким образом разрушить, она наоборот – сделала нас в этом смысле еще сильнее, а также помогла нам углубить и укрепить наше партнерство в этом вопросе со стратегическими союзниками по НАТО.

  • Украина уже более полугода не имеет председателя Представительства Украины при НАТО. С этим это связано?
  • Президент Зеленский очень серьезно подходит к формированию корпуса послов Украины за рубежом. Особо придирчив он к кандидатурам наших послов на ключевых направлениях — таких как США, НАТО, в других странах – наших крупнейших партнерах.

По моим данным, решение относительно кандидатуры посла Украины в НАТО президентом Украины должно быть принято в скором времени.

  • Эта кандидатура вам известна?
  • В дипломатии принято знать не кандидатуру, а только назначенного представителя.
  • Но вы, вероятно, догадываетесь?
  • Догадываться в дипломатии тоже не принято, потому что конечный результат может значительно отличаться от предположений, догадок и прогнозов.

Источник: Укринформ

Фото: Геннадий Минченко, Укринформ

Лента

РПЦ проводит в главном храме Вооруженных сил РФ неоязыческие ритуалы

Долю так называемого вечного огня с Могилы Неизвестного Солдата доставили в главный храм Вооруженных сил Российской Федерации - собора...

Актуально