Четверг, 30 июня, 2022

«Развели, как котят». Что скрыто за решениями Собора УПЦ МП

Must Read

27 мая в Киеве прошел Собор Украинской православной церкви Московского патриархата. Первоначально событие анонсировалось как «собрание» епископата, монашества и мирян. Однако в тот же день стало известно, что УПЦ МП решила совершить забег на спринтерскую дистанцию ​​и заодно провела заседание Священного синода, Архиерейский собор и, наконец, Поместный собор. Это было сделано для того, чтобы принимаемые решения носили не декоративно-декларативный характер, а стали для её прихожан «истиной в последней инстанции».

Проведение съезда УПЦ МП было запланировано заранее – на «сакральную» для неё дату. Ровно 30 лет назад, 27-28 мая 1992 года, состоялся так называемый Харьковский Архиерейский собор, лишивший власти Митрополита Филарета (Денисенко), который после провозглашения Независимости Украины обратился к тогдашнему Патриарху РПЦ Алексию II (Ридигеру) о даровании УП. В Москве такую ​​просьбу расценили как демарш и раскол. И вот, через 30 лет, УПЦ Московского Патриархата пошла фактически по пути ненавистного ей Филарета, провозгласив курс на «полную независимость и самостоятельность» своей Церкви.

Но нынешнее решение УПЦ МП вызвано далеко не свободой воли, а жестокими обстоятельствами и дарвиновским принципом естественного отбора, когда выживает наиболее приспособленный. Если с 2014 года и до начала полномасштабного вторжения террористических войск РФ украинскому филиалу РПЦ ещё как-то удавалось сохранять статус-кво и петлять между политическими капельками, то после 24 февраля УПЦ Московского патриархата в глазах большинства населения Украины (о чём свидетельствуют соцопросы). Надо отдать должное предстоятелю УПЦ МП Онуфрию (Березовскому), который уже в первый день войны осудил действия Путина и призывал к деэскалации конфликта. Однако попытка показать проукраинскую позицию Главой УПЦ МП и три месяца войны не изменили общественное мнение.

Кроме того, за этот период в самой УПЦ МП начали происходить центробежные процессы, Церковь просто трещала по швам: сотни приходов сменили юридическое подчинение и перешли в ПЦУ, часть епископата потребовала автокефалии, в одном из храмов даже была провозглашена анафема «русским захватчикам и всем этим», кто благословляет войну», имея в виду Патриарха Кирилла. Именно для того, чтобы остановить процесс дезорганизации и полного разрушения УПЦ МП, её руководство было вынуждено пойти на созыв Собора.

И нашим, и вашим

Накануне «исторического» собрания отечественные религиозные эксперты и обозреватели делали предположение, как именно может измениться церковное устройство УПЦ МП. Ожидания были разными: от самых оптимистических – осудят Патриарха Кирилла и пойдут на примирение с поместной Православной церковью Украины, к пессимистическим – законсервируют ситуацию и сохранят лояльность Москве.

Но результатом Собора стали 10 пунктов, что вызвало растерянность и в Киеве, и в столице страны-агрессора. Ибо все решения (как политические, так и церковные) можно трактовать в пользу каждой из сторон.

Фото: УПЦ МП

Пункт 1

Собор осуждает войну и выражает соболезнование всем, кто пострадал в войне.

«Пострадавшие есть с обеих сторон».

Пункт 2

Собор обращается к властям Украины и РФ по продолжению переговорного процесса для прекращения кровопролития.

«Декларации о необходимости переговоров существуют с обеих сторон».

Пункт 3

Собор выражает несогласие с позицией Патриарха РПЦ Кирилла по поводу войны в Украине.

«То есть не осуждение агрессивных и человеконенавистнических заявлений Кирилла, а просто «выражение глубокой обеспокоенности».

Пункт 4

Собор принял изменения в свой устав, свидетельствующие о полной самостоятельности и независимости УПЦ.

«Именно это решение было трактовано как номинальное провозглашение «автокефалии» УПЦ. Впрочем, это практически повторение слов из грамоты Патриарха Алексия II от 27 октября 1990 года, которым УПЦ провозглашалась «самостоятельной и независимой». То есть Собор УПЦ, образно говоря, просто укусил себя за хвост. Кроме того, никто до сих пор не видел отредактированного устава».

Пункт 5

Собор утвердил постановления Соборов епископов и Священных синодов УПЦ.

«Технический вопрос, отраженный в действующем уставе».

Пункт 6

Собор имел рассуждения о возобновлении мировоззрения.

«Это решение также должно было бы засвидетельствовать «автокефальный» статус УПЦ, ведь в православии варить святое миро имеют право только автокефальные церкви, или же оно предоставляется «материнской» Церковью. Однако если другие решения «утверждаются» и «принимаются», то вербальная эквилибристика относительно «размышления» о мировоззрении свидетельствует о том, что данный пункт имеет статус «потенциального». Кроме того, миро готовится в Страстную неделю, то есть середина апреля 2023 года, до которой ещё нужно дожить».

Пункт 7

В период военного положения, когда связи между епархиями и церковным руководящим центром осложнены или отсутствуют, Собор считает целесообразным предоставить епархиальным архиереям право самостоятельно принимать решения.

«Этот контраверсионный вопрос, если учесть, что российские захватчики, кроме Донецкой и Луганской областей, продвинулись в Херсонской и Запорожской. Таким образом, епископство может, как оставаться верным Украинскому государству, так и переходить на сторону оккупантов».

Пункт 8

В связи с вынужденным выездом миллионов украинских беженцев Собор принял решение о развитии зарубежной миссии среди православных украинцев для сохранения своей веры, культуры, языка и православной идентичности и организации церковных общин в диаспоре.

«Данное решение абсолютно промосковское, поскольку большинство украинских граждан выехали в страны Западной и Восточной Европы, которые являются каноническими территориями автокефальных церквей: Польской, Болгарской, Румынской, Константинопольской и других. То есть оно вносит полное смятение в православный мир».

Пункт 9

Собор высказался за диалог с ПЦУ, но своим решением не признал её ни канонической, ни автокефальной, ни имеющей апостольскую преемственность.

«Таким образом, УПЦ в очередной раз продублировала московские нарративы о «незаконности» автокефалии ПЦУ, дарованной Вселенским патриархом Варфоломеем».

Пункт 10

Собор выразил надежду на прекращение войны и примирение враждующих.

«Это практически повторение второго пункта без четкого указания, на чьей стороне находится УПЦ Московского патриархата».

Таким образом, если взглянуть на решение Собора УПЦ придирчивее, а не из-за победных реляций его проукраинского крыла о том, что «Церковь лишилась своего московского ига», никаких радикальных сдвигов в ней не произошло. Все в рамках кремлевской пропаганды: 1) призывы к украинским властям о прекращении войны и ускорении мирных переговоров; 2) осуждение Патриарха Варфоломея за предоставление автокефалии ПЦУ; 3) обострение конфронтации с ПЦУ.

Да и с РПЦ, как бы этого ни хотелось патриотам в розовых очках и панамах, УПЦ МП связи не разрывала. Она никак не изменила своего канонического статуса. Что в комментарии РБК подтвердил Глава Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ МП Митрополит Климент (Ужин), отметив духовное единство с Русской православной церковью, которое они продолжают поддерживать. То же самое со своей стороны заявил «министр иностранных дел» РПЦ Илларион (Алфеев): «Единство между РПЦ и УПЦ МП сохраняется, РПЦ продолжит укреплять его».

Зачем и кому все это было нужно?

Если отбросить конспирологические версии, которые уже тиражируются в Интернете, то Собор был нужен прежде Украинской православной церкви Московского патриархата, которая из-за войны оказалась в разобранном состоянии. Не только часть её епископата, но и «низы» оказывали давление на руководство с требованием прописать чёткий алгоритм действий их поведения и политической позиции. И Собор это сделал, практически использовав лозунг Евромайдана во время наступления «Беркута»: «Стоим!» (сохраняем спокойствие и следим за политической ситуацией).

Сомнительно, что Москва будет вводить санкции против Митрополита Онуфрия. Потому что ни один пункт решений Собора не конфликтует со взглядами Глав РПЦ (разве что вялое «несогласие» УПЦ МП с милитаристскими заявлениями Кирилла). Там с пониманием относятся к сложной ситуации, в которой сейчас оказались приходы в Украине. По их версии, по всем раскольническим процессам стоит Госдеп США (не шутка). Поэтому УПЦ МП как «жертва» должна использовать все возможности для сохранения своего единства.

Если отбросить весь информационный шум, замаскированный решением Собора, то самым главным пунктом остаётся четверти о внесении изменений в устав. Вероятно, из этого документа были вычтены все упоминания о юридическом подчинении УПЦ Русской церкви. Такой ход, наконец, позволяет УПЦ избежать закона «о переименовании» №2662-VIII, который давал основания титровать её как «церковь оккупанта».

Кроме того, в Верховной Раде недавно был зарегистрирован ещё один законопроект №7403 о внесении изменений в Налоговый кодекс, фактически отменяющий льготный статус религиозных организаций, руководящий центр которых находится в государстве, которое совершило вооруженную агрессию против Украины и/или оккупировало часть её территории. Даже не нужно указывать пальцем, против которого он был направлен.

После Собора и перерегистрации устава все эти юридические нормы и ограничения уже не будут иметь никакого влияния на УПЦ МП. И она как «истинно-украинская» религиозная организация в статусе «самостоятельной и независимой» православной церкви имеет полное право требовать от власти прекратить «давление и репрессии». Другими словами, остановить переход приходов в поместную ПЦУ. Поэтому, скорее всего, несмотря на прогнозы отдельных религиозных деятелей, послесоборная УПЦ МП не станет уступчивее и не пойдет на объединение с Православной церковью Украины. А разъединение православных в стране выйдет на новый и более сложный уровень: если раньше одна из Церквей маркировалась как «вражеская», то теперь обе будут иметь «одинаковый проукраинский статус».

Но есть нюанс…

Сдержанно-радужные ожидания от Собора и его прозаические последствия напоминают известную фразу ныне покойного координатора фракции Партии регионов Михаила Чечетова: «Мы их развели как котят».

Похоже, что юридическая служба УПЦ МП, готовившая собрание 27 мая, придирчиво поработала как с подготовкой решений Собора, так и его конечным вариантом. Конечно, всю «прелесть игры» можно будет полностью оценить только после обнародования нового устава УПЦ МП.

Хотя именно здесь у Украинской православной церкви (пока остающейся в каноническом единстве с Московским патриархатом) могут возникнуть неожиданные препятствия. В статусе «филиала РПЦ» УПЦ будет оставаться до тех пор, пока не перерегистрирует свой устав. По иронии судьбы, когда УПЦ МП воевала против закона «о переименовании», она подала иск в Окружной административный суд города Киева. И 22 апреля 2019 года суд запретил совершать какие-либо действия по регистрации религиозных центров УПЦ МП. Таким образом, на сегодняшний день регистрация нового устава УПЦ просто невозможна.

«Главком» обратился к председателю Государственной службы Украины по вопросам этнополитики и свободы совести Елены Богдан с просьбой прокомментировать ситуацию с возможностью регистрации нового устава УПЦ МП.

«В Госслужбе на сегодняшний день восстановлен полный спектр административных услуг, в том числе и регистрационные. Мы сможем провести государственную регистрацию устава в новой редакции, если он будет соответствовать действующему законодательству. Однако мы не сможем внести сведения об этом в Единый государственный реестр, пока действует судебный запрет на какие-либо регистрационные действия относительно определенного перечня юридических лиц. То есть УПЦ (МП) нужно будет сначала инициировать снятие судебного запрета, который в своё время был наложен по их обращению в суд», – подчеркнула Елена Богдан.

Таким образом, УПЦ (обновленный) может появиться ещё не скоро. Следовательно, в ПЦУ в этот период остаётся «окно возможностей» для налаживания диалога со своими православными собратьями. Ибо после регистрации нового устава УПЦ Православная церковь Украины получит гораздо более серьезного и более весомого конкурента.

Автор: Ярослав Коцюба. Источник: «Главком»

Источник фото: church.ua

No yest’ nyuans…

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Обещания «крымской помощи» от оккупантов оказались сплошным фейком

Как уже сообщалось, к основным нарративам российской пропаганды относится якобы «помощь» новооккупированным территориям Херсонской и Запорожской областей от крымской...

Актуально