Среда, 10 августа, 2022

Преследование ПЦУ в Крыму является системным и последовательным

Must Read

На протяжении всех лет оккупации АР Крым и Севастополя Православная Церковь Украины (до 2019 года носила название Украинская Православная Церковь Киевского патриархата)[1] страдает от политики травли её оккупационной властью. Данный материал имеет целью осветить основные элементы этой политики и проанализировать её как системное явление.

С чего все началось и почему оккупационные власти преследуют церковь?

Ещё 11 марта 2014 года архиерейский собор Киевского патриархата сделал официальное заявление, осудил оккупацию, благословил украинское войско и народ защищать суверенитет и территориальную целостность своего государства.

Таким образом, церковное руководство продемонстрировало своё отношение к российской власти в Крыму исключительно как к оккупационной и незаконно установленной. Кроме того, в заявлении Архиерейского собора были зафиксированы нарушения прав верующих, которые уже имели место в первые дни оккупации, в частности, похищение прихожан Андрея Щекуна и Анатолия Ковальского.

В дальнейшем Крымская епархия Православной Церкви Украины неоднократно поддерживала и оказывала помощь украинским гражданам, подвергавшимся репрессиям оккупационных властей[2].

Православная Церковь Украины и в условиях оккупации открыто позиционирует себя как поместная церковь украинского народа, развивает украинско-язычную богослужебную традицию и молится на службах «за Богом береженое государство нашу Украину, власть, народ и войско его», что однозначно свидетельствует о неприятии им идеологии «русского мира»», которая насаждается в Крыму кремлевским режимом.

Будучи откровенно авторитарной по своему характеру, российские власти в принципе не считают приемлемым диалог с инакомыслящими, пытаясь преодолевать их, как правило, посредством силы. В контексте Крыма такая тенденция ещё больше обостряется, поскольку перед оккупационным режимом стоит задача создать нарратив «изначально российского Крыма» с целью препятствования его деоккупации. Соответственно, российские власти пытаются ассимилировать или вытеснить всё, что не вписывается в данный нарратив и противостоит ему. В религиозной сфере это происходит из-за притеснений религиозных организаций, не подконтрольных оккупационной администрации Крыма. Соответственно, откровенно проукраинская позиция ПЦУ является поводом постоянного и разнообразного давления на неё.

Кроме того, преследование верующих и духовенства ПЦУ является составной частью общей политики РФ по вытеснению с территории Крыма коренного населения и колонизации её своими собственными гражданами[3].

Распространение законодательства РФ в Крыму как фактор нарушения прав верующих ПЦУ

Согласно нормам международного гуманитарного права (далее МГП), действующим в условиях оккупации, РФ должна соблюдать принцип status quo ante bellum, воздерживаясь от распространения на оккупированную территорию собственного законодательства[4]. В отношении Крыма этот принцип грубо нарушен, поскольку законодательство РФ распространено за рубежом в первые дни оккупации[5].

Согласно законодательству РФ, противоправно распространенному на территорию Крыма, членство в религиозной организации возможно только при наличии российского гражданства или иного законного основания пребывания в РФ, например, вида на жительство[6]. То есть, если человек хочет открыто быть членом общины, он должен оформить паспорт РФ или вид на жительство. В случае отказа от получения этих документов, человек не может являться, членом религиозного объединения и к тому же лишен возможности постоянно находиться в Крыму согласно миграционному законодательству РФ.

Такой подход оказал негативное влияние на религиозную жизнь прихожан и священников Крымской епархии ПЦУ, которые не имели постоянной регистрации места жительства в Крыму на момент начала его оккупации. Например, зафиксирован случай вынужденного переезда священника на материковую территорию Украины из-за невозможности получить паспорт или вид на жительство ввиду отсутствия крымской регистрации[7]. На сегодняшний день он продолжает служение, приезжая в Крым периодически, но не более чем на 90 суток в течение каждого периода в 180 суток. Такая ситуация существенно ухудшает качество религиозной жизни вверенных ему приходов: без священника прихожане не могут регулярно участвовать в богослужениях и приступать к церковным таинствам.

Также принудительный переход в правовое поле РФ обусловил принудительную перерегистрацию всех юридических лиц. Для церкви выполнение этого действия осложнялось дополнительной необходимостью соблюдения Федерального закона РФ «О свободе совести и религиозных объединениях». Согласно этому закону статус религиозной организации имеет только объединение, зарегистрированное как юридическое лицо[8]. При этом оккупационные органы власти неоднократно по формальным основаниям отказывали общине ПЦУ в Крыму в государственной регистрации, чем по существу лишили её официального статуса и соответствующих прав, что такой статус обуславливает[9].

2016 г. в РФ был принят т.н. «Закон Яровой», среди прочего внесший в кодекс РФ об административных правонарушениях новую норму, предусматривающую ответственность за «незаконную миссионерскую деятельность». Своевольное толкование данной нормы было использовано в августе 2021года для административного преследования Архимандрита ПЦУ Дамиана за совершение Божественной литургии.

Давление на духовенство и верующих ПЦУ в Крыму и захват церковного имущества

С самого начала оккупации священники и верующие ПЦУ подвергались оккупационным властям и агрессивной пророссийской общественности разнообразным притеснениям и нарушениям прав человека.

В марте 2014 года «Самообороной Крыма» были похищены прихожане Андрей Щекун и Анатолий Ковальский, подвергнутые пыткам и бесчеловечному обращению, в том мотивированном религиозной ненавистью (со Щекуна и Ковальского силой были сорваны нательные православные кресты).

21 июля 2014 года неизвестными было сожжено дачное здание руководителя епархии – Митрополита Климента[10].

3 марта 2019 года Митрополит Климент был задержан оккупационной полицией при попытке выехать в Ростов-на-Дону на судебное заседание по делу украинского политзаключенного Павла Гриба[11].

Священник Максим Вологодин, вынужденно покинувший Крым, сообщал о попытках сотрудников ФСБ завербовать его для получения информации об епархии[12].

Староста одной из общин, также покинувший Крым, сообщал о вызовах его на «беседы» сотрудниками МВД РФ, которые прямо сообщали, что деятельность его прихода нежелательна.

Один из прихожанок ПЦУ в Крыму сообщает о случае, когда люди, устроившиеся на государственную службу после оккупации, просили своих родителей не ходить в украинскую церковь, поскольку это может вызвать для них проблемы на работе.

23 августа 2021 года Архимандрит ПЦУ Дамиан (в мире – Скоков Павел Георгиевич) был привлечен к административной ответственности за совершение Божественной литургии как за «незаконную миссионерскую деятельность». При этом следует отметить, что совершение литургии не является миссионерской деятельностью даже по законам РФ, поскольку оно совершается для лиц, уже являющихся православными верующими и не направленное на привлечение в церковь новых членов из числа нецерковных людей.

В 2014 году в епархии ПЦУ в Крыму были противоправно силой изъяты Покровский храм в с. Перевальное и храм Апостолов Петра и Павла и Святителя Николая в Севастополе. Кроме того, оккупационные власти инициировали судебные процессы, в рамках которых подконтрольные оккупантам суды приняли решение об изъятии здания кафедрального собора в г. Симферополе и сносе приходского храма в г. Евпатории. По состоянию на сегодняшний день эти решения вступили в законную силу согласно оккупационному законодательству. И хотя они не являются de facto выполненными, риск извлечения кафедрального собора и снос храма в Евпатории остаётся значительным – это может произойти в любой момент.

Системная политика притеснений усиливается мощной кампанией в пророссийских СМИ, формирующих у населения негативный образ Крымской епархии ПЦУ. Публикации, сделанные в рамках данной кампании, пытаются дискредитировать ПЦУ как религиозную организацию, оправдывают действия оккупационных властей относительно притеснений церкви и переводят ответственность за такие притеснения на саму церковь.

Последствия.

По состоянию на начало 2014 года Крымская епархия ПЦУ насчитывала в своём составе 45 приходов, которые занимались 14 священнослужителями. В начале 2022 года в составе епархии насчитывается всего 7 приходов и 4 священнослужителя. Таким образом, количество приходов под давлением оккупационных властей уменьшилось в более чем 6 раз, а количество священнослужителей – в более чем в 3 раза. В сущности, на сегодняшний день епархия поставлена ​​на грань выживания.

С точки зрения международного права.

Соответствующая политика оккупационных властей абсолютно недопустима с точки зрения международного гуманитарного права, действующего на оккупированной территории Крыма и обязывающего среди прочего уважать религиозную жизнь населения оккупированной территории.

Захват и изъятие храмов, а также совершение действий, направленных на уничтожение церковного здания в Евпатории, могут быть квалифицированы как военные преступления в соответствии с Римским уставом Международного уголовного суда.

Источник: culture.voicecrimea.com.ua Автор: Николай КИККАС, адвокат, юрист Регионального центра прав человека.

Об этом сообщает информационный ресурс Духовный фронт Украины.

Лента

Международный день коренных народов мира и Украина

В условиях масштабной российской агрессии украинские власти и гражданское общество продолжают защиту прав коренных народов Украины, представители которых стали...

Актуально